Светское государство, экологическое мышление и научная картина мира

Навстречу "Дню Семьи"

zayava sah

Российское законодательство оставляет желать лучшего в аспекте регулирования внутрисемейного воспитания детей, особенно – если к воспитанию присоединяется религиозная составляющая. Нередки споры между родителями, каждый из которых считает только свою религию «истиной», совершенно забыв об интересах своих чад.

Одна из таких ситуаций намедни сложилась во внешне благополучной семье города Иваново. Мать в последнее время позиционирует себя как истово верующую православную, отец же никогда не причислял себя ни к какой определенной конфессии, уделяя внимание всем религиям понемногу, и в чуть большей степени – даосизму.  Конфликты, драки, развод с массой юридических нюансов, вроде даже где-то проглядывает экстремизм. Как быть с воспитанием детей и иными спорными вопросами? В этой ситуации мы попробовали разобраться.

Если вкратце. Александр Сахаров с 2008 года состоит в браке с Еленой Сахаровой, от которого у них двое детей – 7 и 4 лет. У Елены имеется также ребёнок от первого брака, 15 лет. Александр утверждает, что после пережитой год назад смерти близкого родственника, его жена стала часто посещать храм Пресвятой Троицы, общаться с игуменом Сергием (Латукиным), а также посещать службы иеромонаха Иринаха (Левинтовича) в селе Красноармейском. По словам Александра, супруга стала вести себя «неадекватно», злоупотреблять алкоголем, длительное время пропадать на службах, не уделяя должного внимания семье и детям, устраивая немотивированные скандалы, даже нанося ему побои (о чем далее), жертвуя церкви крупные суммы и вовлекая детей в отправление религиозных обрядов, в том числе в ущерб их образованию и общению с отцом и другими родственниками. Кроме того, по мнению Александра, священники оказывают негативное влияние на его жену и детей посредством высказываний экстремистского содержания, направленных на воспрепятствование общению отца как «иноверца» с детьми. Также без ведома супруга Елена продала земельный участок, который, как считает Александр, принадлежит им на праве общей совместной собственности.

Всю ситуацию можно условно разделить на три составляющие: гражданско-правовую, уголовно-правовую и семейно-правовую.

Начнем с «малого» - с гражданского права. Как утверждает заявитель, в соответствии с законом Ивановской области «О бесплатном предоставлении земельных участков в собственность гражданам РФ», его супруге, имеющей троих детей, только двое из которых – его, был бесплатно предоставлен в собственность земельный участок, который она вскоре продала без его ведома. Александр считает, что данный земельный участок должен был быть предоставлен им обоим, а не только Елене, и, соответственно, должен подпадать под режим совместной собственности супругов, потому, соответственно, для его продажи требуется нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Однако, смею его разуверить. В соответствии с п. 4 ч.1 ст. 1 указанного закона Ивановской области, земельные участки для индивидуального жилищного строительства, организации личного подсобного хозяйства предоставляются: «гражданам (одному из родителей либо матери или отцу, осуществляющим воспитание детей без супруга или супруги), имеющим трех и более детей в возрасте до 18 лет».  Закон подлежит буквальному и формальному толкованию в соответствии с правилами русского языка. В скобках в данном случае поясняется, какой категории граждан предоставляется участок: одному из родителей троих детей (даже если они живут совместно, в браке, и все дети общие –собственником будет тот, кто подаст заявление о предоставлении участка) или «одинокому» родителю, самостоятельно воспитывающему детей. То есть, даже если бы все трое детей были Александру родными, земельный участок он получил бы в собственность только в том случае, если бы сам подал заявление. А здесь, к тому же, его детей только двое, то есть троих детей имеет Елена – значит, лишь она может быть заявителем, и, в дальнейшем, собственником земельного участка.

Кроме того, отмечу, что данная недвижимость не будет относиться к категории совместной собственности супругов, в соответствии с ч.1 ст. 36 Семейного кодекса РФ – «Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью». В данном случае земельный участок предоставляется «без-воз-мезд-но, то есть даром», следовательно, является собственностью Елены, на которую Александр претендовать никоим образом не может.

Данное положение дублирует также ч. 2 ст. 256 Гражданского кодекса России – «Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное одним из супругов во время брака в дар или в порядке наследования, является его собственностью».

С точки зрения закона, Александр никаких прав на этот земельный участок не имеет.

Кроме всего прочего, заявитель утверждает, что его супругой была произведена незаконная перепланировка в квартире, являющейся ее собственностью, а именно – сделан проем в несущей стене. В данную квартиру Елена «периодически» приводит совместных с заявителем детей, ввиду чего он опасается за их жизнь и здоровье, полагая, что может произойти обрушение здания.

Если перепланировка действительно была произведена Еленой без соблюдения требований, установленных Жилищным кодексом (заявитель не указывает, проводилось ли супругой согласование перепланировки), необходимо обратиться в орган местного самоуправления, уполномоченный на осуществление согласования перепланировки (администрация района). Они, скорее всего, после выяснения вопросов о возможности проведенной перепланировки с БТИ, привлекут Елену к ответственности по ч. 2 ст. 7.21 Кодекса РФ об административных правонарушениях (самовольная перепланировка жилых помещений в многоквартирных домах), и обязуют вернуть квартиру в первоначальное состояние. Если её это не устроит, Елена вправе обратиться в суд, который может постановить оставить произведенную перепланировку без изменений, в том случае, если эксперты придут к выводу, что проем в стене не нарушает права и законные интересы граждан либо не создает угрозу их жизни или здоровью. 

Александр также неоднократно упоминает о крупных пожертвованиях, сделанных супругой в пользу церкви. Однако, отмечу, что, во-первых, тому нет подтверждений, по большому счету это лишь домыслы. Во-вторых, если перечислялись денежные средства, которые являлись доходами Александра (по его словам, супруга не работала), они подпадают под режим общей совместной собственности. Однако, в соответствии со ст. 35 Семейного кодекса, нотариально удостоверенное согласие второго супруга требуется только в том случае, если совершаются сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации. В других же случаях предполагается, что один супруг действует с согласия другого. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Возникает закономерный вопрос – как доказать вообще сам факт совершения сделки, и незнание священниками того факта, что Александр будет против передачи имущества РПЦ.

Далее обратимся к уголовному праву.

Заявитель утверждает, что супруга нанесла ему побои, а именно, будучи в состоянии алкогольного опьянения (которое, впрочем, ничем не подтверждено, да и значения особого не имеет, ибо может быть (а может и не быть) признано отягчающим обстоятельством судом исходя из характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного), ни с того ни с сего учинила скандал мирно сидящему за кухонным столом заявителю, в ходе которого нанесла ему несколько ударов по голове, укусила за нос и расцарапала ухо, чем причинила ему физическую боль, что подтверждается медицинскими документами.

В данном случае, в действиях Елены действительно имеет место быть состав преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 Уголовного кодекса. Однако, 29 июня Совет Федерации ободрил изменения в Уголовный кодекс, в соответствии с которыми для привлечения к уголовной ответственности за побои необходима административная преюдиция – то есть лицо, совершившее побои впервые, сначала привлекается к административной ответственности, и лишь при повторном совершении данного деяния в течение года – к уголовной. Покуда неизвестно, в какой день данные изменения вступят в законную силу, однако, если дело дойдет до суда после этой даты, Елена будет нести уже административную ответственность по новому закону, а не уголовную – по тому, который действовал на момент совершений преступного деяния, поскольку, в соответствии с ч.1 ст. 10 Уголовного кодекса, уголовный закон, улучшающий положение лица, имеет обратную силу – то есть распространяется на отношения, возникшие до его введения в действие. Если же Елену таки успеют осудить – уголовное дело в отношении неё будет прекращено, и от всех правовых последствий она будет освобождена. То есть – ни наказания, ни судимости, ни-че-го.

Также Александр утверждает, что в высказываниях иеромонаха Иринарха (в миру - Игорь Яковлевич Левинтович) из храма в с. Красноармейском Шуйского района, имеются признаки преступлений. А именно, заявитель утверждает, что:

  1. Игорь Яковлевич Левинтович (иеромонах Иринах из с. Красноармейское Шуйского района) «проповедует веронетерпимость», «объявляет другие религии низменными», «публично и систематически высказывается о том, что Кришна – это исчадие ада, бес».
  2. Тот же гражданин якобы утверждал, что «другие, не РПЦ религии и культуры людям не нужны, низменны и вредны», «запрещал посещение различных культурных и религиозных учреждений, оскорблял их своими высказываниями, проповедовал ненависть к другим религиям, так как они «от бесов», и могут принести людям только зло»
  3. Игорь Яковлевич Левинтович говорил детям заявителя, что их отец «верит не в того бога, душевно-психически неполноценный человек».
  4. Иеромонах Иринах «оскорбляет религиозные чувства, унижает достоинство на основе моих религиозных представлений, утверждая, что я должен попасть в ад, что меня и моих детей за мои убеждения будут мучать бесы и я недостоин быть уважаем в своих религиозных убеждениях и прививать их моим детям. Что я не могу быть отцом и мужем так как я «вероотступник». Александр утверждает, что иеромонах допускает подобные высказывания в публичных проповедях, чему есть свидетели.

По данному заявлению могу пояснить следующее. Во-первых, одних свидетельских показаний в любом случае мало. Речи иеромонаха должны быть хотя бы записаны на диктофон – что понадобится, кроме того, для производства лингвистической экспертизы, которая определит, имеются ли в высказываниях признаки, подтверждающие их направленность на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признаку отношения к религии. Во-вторых. Главным отличительным признаком совершения преступлений экстремистской направленности является публичность, четкого определения которой, впрочем, нет. Верховный суд в своем Постановлении Пленума «О судебной практике по уголовным делам экстремистской направленности» указывает, что «Вопрос о публичности… должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств дела (обращения к группе людей в общественных местах, на собраниях, митингах, демонстрациях, распространение листовок, вывешивание плакатов, размещение обращения в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования, включая сеть Интернет, например на сайтах, в блогах или на форумах, распространение обращений путем веерной рассылки электронных сообщений и т.п.)». Вряд ли суд сочтет публичными высказывания, совершенные лишь в присутствии малолетних детей заявителя и его жены, однако, признаку публичности вполне отвечает проповедь, совершенная в присутствии прихожан. Правда, опять же возникает вопрос – сколько их должно быть?

Кроме того. Расценить высказывания священнослужителя как оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, за которое следует административная ответственность (в том числе за непубличное его совершение), также проблематично, во-первых, из-за отсутствия доказательной базы, а, во-вторых – из-за формы высказывания. Что есть «неприличная форма»? Определения в законе таковой не имеется, судебная практика, как правило, исходит из того, что оскорбление должно быть совершено с использованием обсценной лексики.

Относительно набившей оскомину ст. 148 Уголовного кодекса, на которую также ссылается заявитель, мы неоднократно писали – она не рабочая, мертвая, резиновая, ибо не ясно, что есть «религиозные чувства» и кого считать «верующими», а также каким образом установить наличие цели оскорбления этих самых чувств, и как реализация этой цели должна явно выражать неуважение к обществу. Потому ссылаться на нее мы не будем.

Перейдем к самому сложному – к семейному праву и вопросам о воспитании детей, которые в этой непростой ситуации страдают больше всего.

Как утверждает заявитель:

  1. Его супруга, Елена Сахарова:

А) самоустранилась от воспитания детей, уделяет им мало времени, постоянно пропадая на службах, злоупотребляет алкоголем, устраивает скандалы, драки при детях

Б) без согласия отца увозила детей до 2 недель в с. Красноармейское на службу, в ущерб учёбе, посещению детского сада, кружков и т.д. (отмечу, что согласие отца, чтобы увезти куда-либо детей, не требуется, Семейный кодекс не содержит такой нормы)

В) препятствует общению детей с бабушкой

Г) не производит лечения детей медикаментами, используя «намоленное масло»

Д) обманом и угрозами заставляет детей участвовать в многочасовых утомительных церковных службах, посещении храмов и т.д.

  1. Священнослужители:

А) внушают жене, что необходимо развестись с мужем-вероотступником и оградить от детей отца

Б) оказывают психологическое давление на детей, запугивают их

В) настраивают детей и жену против него ввиду его нехристианских убеждений.

       3.  Он сам:

А) не исповедует никакой религии, с интересом относится ко всем формам верований. 
Б) считает, что ребёнок имеет право на знакомство со всеми культурами. Навязывать же детям исповедание какой-либо религии считает недопустимым.    
В) воспитывал детей в свободной атмосфере, обеспечивая их общение с представителями разнообразных мировоззрений.

Супруга же считала такое воспитание распущенным, желая ограничить общение детей исключительно кругом православных лиц.

Г) имеет хорошие отношения с детьми, чему жена старается всячески помешать, настраивая детей против отца, в том числе по религиозным мотивам.

Дети, по словам заявителя, к многочасовым службам и другим формам принуждения к исповеданию религии относятся отрицательно (что женой и священниками оценивается как «проявление бесов» в них).

В такой ситуации в голове стучит только одна мысль – «бедные дети». Что же по данному вопросу скажет закон?

Начинаем с «верхов»:

  1. Конституция гарантирует каждому свободу совести, вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Также она говорит, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства, а забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей. То есть как мать, так и отец, вправе и должны воспитывать своих детей, причем, скажем так, в «равных долях». При этом не имеет значения, проживают ли родители совместно, или нет.
  2. ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях в ч.5 ст. 3 запрещает вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.  Также ч. 2 ст. 5 указывает, что «Воспитание и образование детей осуществляются родителями или лицами, их заменяющими, с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания». То есть, в том случае, если дети заявителя не хотят каким-либо образом участвовать в отправлении религиозных обрядов, не желают слушать проповеди священника или рассказы отца о дао, нельзя заставлять их это делать. В равной мере – нельзя обучать детей православию против воли отца, как и нельзя обучать их даосизму против воли матери. Необходимо выбрать некую нейтральную позицию  - лучше всего, забыть о религиозном воспитании вообще.
  3. Данные нормы дублируют также положения Семейного кодекса, которые говорят о том, что оба родителя обязаны и вправе воспитывать своих детей, но – НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ В ПРОТИВОРЕЧИИ С ИХ ИНТЕРЕСАМИ.

Тот факт, что посещение религиозной организации производится, во-первых, против воли детей, во-вторых, против воли отца, в-третьих, в ущерб получению детьми основного общего образования, а также иным формам и способам их развития, явно говорит о воспитании матерью детей в противоречии с их интересами.  Семейный кодекс также указывает, что ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы. И если дети, как утверждает заявитель, явно дали понять, что не желают участвовать в деятельности православной религиозной организации– почему к их мнению никто не прислушался? Тот же кодекс говорит, что «Родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей». А получается так, что предметом основной заботы родителей (конкретно – матери) в данной семье стало исключительно исповедание религии.

Итого. Интересы детей в данной семье не учитываются, мать поступает в противоречии с ними, нарушая их права, в том числе, на свободу совести и вероисповедания, на всестороннее развитие, получение образования, квалифицированной медицинской помощи, общение с родственниками. Также нарушено и право отца на воспитание детей. Как быть?

Понятно, что идти в суд – наш «самый гуманный суд в мире». Который, помимо того, что разведет потерявших общий язык супругов, определит, с кем должны проживать дети (практика исходит из того, что с матерью), и каким образом с детьми будет общаться родитель, не проживающий с ними, а равно решит легким взмахом молоточка все спорные имущественные вопросы.

Также Елену можно будет привлечь к административной ответственности по ст. 5. 35 КоАП (неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по их содержанию и воспитанию), после чего ей вряд ли захочется продолжать воспитывать детей в ортодоксальной православной традиции против их воли, забив на их образование, лечение и надлежащее, ВСЕСТОРОННЕЕ развитие, равно как запрещать им видеться с родственниками.

Наиболее разумным, конечно, в этой ситуации будет сесть за стол переговоров всем вчетвером, спросить, наконец, детей, чего они хотят, что их устраивает и не устраивает, чем бы они хотели заниматься, и договориться  уже раз и навсегда, что религиозная составляющая из воспитания будет убрана до прямого волеизъявления ребят относительно её необходимости; а также о том, что оба родителя имеют равное право и обязанность на воспитание детей, которое должно осуществляться исключительно в их интересах, а не ради самоутверждения родителей путем выражения в воспитании своих религиозных и иных убеждений.

Ю.Федотова

***

P.S. от Фонда "Здравомыслие"

Получается, что решение суда не сохранит ни семью, ни нормальные отношения детей и родителей, мы получим тлеющий, или реальный конфликт, или продолжающуюся тяжбу за имущество и детей, или попытки решить вопросы самостоятельно, вне правового поля, как уже часто бывало в нашей действительности.

Религиозность в этом споре, принадлежность сторон к некоей группе, только усугубляет конфликт, обостряет его, переводя из бытовой драмы, где возможен выход к согласию через работу с психологом, к непримиримой войне мировоззрений, в которой в первую очередь страдают дети.

Спасибо партии "Единая Россия" и лично В.В.Путину и Д.А.Медведеву с супругой за подаваемый ими пример поведения и насильное распространение невежества и бесовщины на вверенной территории через строительство культовых сооружений.

С праздником "Семьи"!

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума Безопасность радиоактивных отходов Российский социально экологический союз Зона радиоактивных отходов МЗП СССР. Лучший Опыт