Светское государство, экологическое мышление и научная картина мира

Свобода совести - право на мировоззрение или принуждение к единомыслию?

Перед выборами 2021 года в Государственную Думу России и в День Знаний можно подвести некоторые итоги работы исследователей в сфере правовой деятельности, связанной с реализацией конституционных принципов свободы совести в Российской Федерации. Если в СССР существовало понятие свобода вероисповедания и осуществлялось тотальное доминирование идеологии марксизма-ленинизма, то в актуальной Конституции России понятие свободы совести уже связано не только с вероисповеданием, религиозной принадлежностью субъекта, но и с его мировоззрением, а государственная идеология запрещена. Тем не менее мы видим, что некоторые субъекты не очень комфортно себя чувствуют без идеологического камуфляжа, им необходимо орправдывать свою деятельность некими "высшими принципами". И вместо марксизма-ленинизма продвигаются идеи "православия", "русского мира", "традиционной семьи", "патриотизма", и тем самым мировоззренческий выбор человека сужается до "за" новую госидеологию или "против". 

За почти тридцать лет существования Конституции РФ практическая реализация ее принципов в федеральном законодательстве, а также в практическом исполнении органами следствия, прокуратуры и судебной системы, внутри страны и в международных отношениях, породила множество конфликтов и некоторую правовую неопределенность. Принимаемые законы и дальнейшая практическая деятельность по их исполнению часто носят эмоциональный, реакционный, реактивный характер, не учитывающий уже действующие правовые нормы, а реагирующий на сиюминутные, иногда провокационные вызовы ("партнеров" из-за рубежа, которые не соразмеряют свою деятельность с условиями существования в другой культурной и исторической среде) и групповые корыстные интересы.

Ориентация правоохранительной и судебной системы на указания начальства, а не на требования закона стало уже практической нормой, именно указания начальства, а не объективно необходимая практика, оформляются в законодательные акты, но, кроме этого, в России существует и традиционное представление о приоритете «государственного» над «частным» («государевых людей» над всеми остальными "сословиями"), именно эта позиция в СССР сформировалась как приоритет «коллективного» над «личным», а в современной России служит оправданием для отрицания «прав человека», их иллюзорности и второстепенности по сравнению с некими «общегосударственными интересами», за которыми на практике прослеживаются экономические интересы вполне конкретных частных лиц и общественных групп. Ориентация исполнительной власти не на исполнение и контроль законодательства, а на удовлетворение воли руководства является основой и коррупции экономической и правовой. Дезориентируют правоохранительные органы и судебную систему в определении преступников, вины и наказания. Более того, «верующими» становятся неодушевленные предметы, организации, предприятия и государственные бюджетные учреждения, от имени которых производятся «жертвования» на религиозные сооружения и проекты религиозных общин.

На заседании Совета по межнациональным отношениям 30 марта 2021 года (http://kremlin.ru/events/president/news/65252) Президент РФ обратил внимание на недопустимость формирования в общем образовательном процессе отдельных, национальных группировок, создающих практику ксенофобии по отношению к другим национальностям и общероссийской идентичности: «… количество детей мигрантов в наших школах должно быть таким, чтобы это позволяло их не формально, а фактически глубоко адаптировать к российской языковой среде. Но не только к языковой – к культурной вообще, чтобы они могли погружаться в систему наших российских ценностей.» Также Президент РФ обратил внимание на «необходимости безусловного соблюдения требований законов Российской Федерации, в этой связи недопущения дискриминации по признаку социальной, национальной, языковой или религиозной принадлежности – чрезвычайно важные вещи».

Изменения в законодательство РФ необходимы в связи с усилением технологической и социальной конкуренции культур в глобальном развитии человечества, для обеспечения устойчивого развития общественных отношений и государственного управления в РФ, исполнения национальных проектов развития.

Выведение из законодательства юридически неопределяемых терминов и юридически и технически неисполнимых или частично исполнимых положений позволит лучше работать правоохранительным и судебным органам, принимать более обоснованные и справедливые решения, соответствующие Конституции РФ и создающие условия для минимизации и прекращения межнациональных, межрелигиозных и других социальных конфликтов, основанных на обостренном восприятии (дихотомии) «свой-чужой»

Для грамотной и юридически корректной работы исполнительной власти в понимании и применении законодательства, регулирующего межнациональные и межконфессиональные отношения, необходимо исключить противоречия принципам Конституции РФ в самом законодательстве, в частности нарушение принципов равноправия субъектов права перед законом и по отношению к Государству, в частности, в закон об общественных объединениях внести строки о том что религиозные общины и прочие объединения граждан по религиозным признакам регистрируются и их деятельность контролируется Минюстом на общих основаниях, и они не имеют привилегий налогового и прочего характера, и их деятельность приостанавливается или прекращается в связи с нарушениями законодательства РФ. Так снимаются вопросы по исключительности и привилегированности неких отдельных национальностей и их конфессий по отношению к другим субъектам правовых отношений.

По юридически неопределенным понятиям «экстремизма» и «чувств верующих» (действия в пределах этих понятий могут быть противоположны относительно позиций разных конфессиональных, национальных и профессиональных групп) существует задвоенность правовых норм и избыточность статей, описывающих такие «деяния», например уже есть статья о клевете, оскорблении чести и достоинства, хулиганстве, причинении вреда имущественного, морального, антигосударственную деятельность. В отсутствии реальных действий, нарушающих принятые нормы, идет охота за «инакомыслящими» в социальных сетях Интернет, создаются фиктивные организации из молодых людей, временно увлеченных некоей идеей смены общественных отношений, а реальное наказание за «мыслепреступление» зачастую создает на пустом месте «героев» и «мучеников», «политзаключенных» и прочих «борцов с режимом», что не способствует никакому провозглашенному устойчивому развитию чего бы то ни было. 

Понятие «терроризма» введенное из практической деятельности в право, в законодательство, также дезориентирует правоприменительную практику, поскольку «борьба за освобождение» от некоей экономической, политической, физической зависимости групп в обществе может рассматриваться как проявление «терроризма» по отношению к сложившемуся, «традиционному» устройству. Вчера большевики были героями, сегодня уже не совсем, поскольку, если и не занимались «чистым» террором, как народовольцы, убивая государственных чиновников, то занимались «экспроприациями» («грабь награбленное») в пользу своей общественной группы (партии). А бойцы «национально-освободительных движений» 20 века также были «террористами» относительно тех, против кого они боролись. Фактически мы имеем политизацию правопорядка, более того, закрепление понятия «терроризм» в федеральном законодательстве создает дополнительный ореол подвига обычным бандитам, которые являются только инструментом для дестабилизации государственных и общественных связей, и переключение правоохранительных органов с профилактики преступлений на активную открытую войну (антитеррористические операции) не создает условий для реформации общественных отношений, а только усиливает конфликтогенность.            

Введенное в законодательство понятие «религия» и производные от него («чувства верующих», «миссионерство»), позволяют считать «религиозными» любые группы лиц, объявляющими себя таковыми, вне зависимости от их реальной, практической деятельности, а «религией» или «культом» и их «ритуалами» можно признать любую практику совместной деятельности и любое массовое театрализованное представление. В действительности, так называемые «традиционные религии» являются архаичными практиками познания, отображения и передачи знаний о мире, этические и нравственные нормы которых уже содержатся в современном Праве, на их методологической основе возникли и концепции философии, и, в дальнейшем, современное научное мировоззрение. Традиция отправления культа не может противоречить самой себе, отраженной в современной действительности, иметь некие привилегии относительно современных практик познания, что хорошо показал текущий опыт пандемии «коронавируса»,а также препятствовать исполнению современных правовых норм (традиции «теологии», «домостроя» или «шариата», института военных священников, токсичны по отношению к современному обществу, несмотря на их необходимость и прогрессивность в историческое время).

На основе более чем 20-летнего мониторинга законодательства и правоприменительной практики специалистами Института Свободы Совести, Ассоциации Граждан 21 века за развитие светскости и гуманизма, участниками конференций, проведенных общественным Фондом «Здравомыслие», выявлены многочисленные противоречия конституционным принципам в законодательстве и исполнительной практике, и, в связи с очередным избирательным циклом и в соответствии с пожеланиями различных общественных групп, представителей религиозных и национальных общин, депутатам и сенаторам Федерального собрания Российской Федерации рекомендуется тщательно проработать существующее законодательство и кардинально реформировать нормы и институты в сфере свободы совести, светскости государства и противодействия нетерпимости к другому мировоззрению, другим культурам, приведя их в соответствии с требованиями общественных отношений XXI века и современной юридической техники:

1.Закрепить развернутое толкование конституционного принципа светскости государства как мировоззренческого нейтралитета в федеральном законе (возможно в законе об общественных объединениях), а в будущем и в Конституции;

2.Реформировать внутригосударственный правовой институт свободы совести на основе современных теоретико-правовой модели, международно-правовых принципов и норм, в соответствии с принципом правовой определенности и иными требованиями современной юридической техники, в частности:

- отменить ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», попутно восстановив общие для всех общественных некоммерческих объединений демократические механизмы правового регулирования;

- отменить «антиэкстремистское» законодательство (ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», изменения в законодательстве всех уровней, внесенные в связи с его принятием, соответствующее законодательство субъектов Российской Федерации), а также упразднить «антиэкстремистские» структуры и списки «экстремистских» организаций и литературы;

- упразднить институт государственной религиоведческой экспертизы, в т.ч. Экспертный совет для проведения государственной религиоведческой экспертизы при министерстве юстиции Российской Федерации, научно-консультативный Совет по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков «экстремизма» при министерстве юстиции Российской Федерации, а также экспертные советы при органах исполнительной власти в субъектах Российской Федерации;

- отменить соглашения (договоры) государственных органов различных уровней и религиозных организаций;

- отменить правовые нормы, направленные на введение преподавания конфессионально ориентированных дисциплин в государственной (муниципальной) системе образования Российской Федерации («Основы религиозных культур и светской этики», «Основы духовно-нравственной культуры народов России» и пр.);

- упразднить государственный стандарт по специальности (направлению) «Теология», исключить специальность 26.00.01 «Теология» из перечня научных дисциплин Высшей аттестационной комиссии (ВАК);

- отменить введение института войсковых священников в Вооруженных силах России, упразднить должность помощника командира части по работе с верующими военнослужащими;

- обеспечить равные возможности для реализации свободы совести в силовых структурах и в уголовно-исполнительной системе на основе принципа мировоззренческого нейтралитета и противодействия нетерпимости;

- запретить государственным служащим любую публичную демонстрацию мировоззренческих предпочтений (атрибутика, богослужения и пр.);

- отменить Федеральный закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» и прекратить незаконную передачу государственной собственности и культурных ценностей религиозным объединениям;

- отменить ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан, осквернению объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест религиозных обрядов и церемоний»;

- отменить Федеральный закон от 6 июля 2016 г. N 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» в т.ч. поправки в Федеральный закон от 26 сентября 1997 года N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», направленные на регулирование «миссионерской деятельности»;

- законодательно остановить иные тенденции трансформации законодательства, направленные на ужесточение не правомерного контроля мировоззренческой сферы и способствующие нетерпимости;

- отменить нормы, закрепляющие выходные нерабочие дни в связи с религиозными праздниками, попутно внеся в Трудовой кодекс России нормы, в соответствии с которыми каждый работник может взять один или два выходных дня в любое удобное для него время;

- рекомендовать органам исполнительной власти разработать и принять комплекс мер, направленных на совершенствование правоприменительной практики в сфере противодействия нетерпимости;

3. Осудить и законодательно запретить преследование гражданских активистов, выступающих в защиту конституционной светскости государства и международно признанной свободы совести;

4. Рекомендовать:

- судебной системе отменить неправосудные решения судов и реабилитировать жертв неправомерных преследований по мотивам мировоззренческой принадлежности;

- рекомендовать органам исполнительной власти  привести государственную политику всех уровней в области свободы совести и противодействия нетерпимости в соответствии с Конституцией России, в т.ч. прекратить антиконституционную религиозную политику государства;

- органам исполнительной власти разработать и реализовать комплексную программу, направленную на соблюдение принципов мировоззренческого нейтралитета государства, равенства религиозных объединений, идеологического многообразия и противодействия нетерпимости;

- осудить и законодательно прекратить незаконную застройку природоохранных зон культовыми сооружениями в том числе с использованием административного и финансового ресурса государства;

- законодательно запретить передачу религиозным объединениям объектов культуры и природного наследия;

- на основе принципов светскости разработать и реализовать комплексную программу, направленную на реализацию антикоррупционной стратегии в отношениях государства с религиозными объединениями;

- законодательно обеспечить прозрачность, публичность, информированность общественности относительно области отношений государства с религиозными объединениями;

- рекомендовать органам исполнительной власти привести государственную информационную политику в сфере свободы совести и противодействия нетерпимости в соответствие с конституционными принципами мировоззренческого нейтралитета и идеологического многообразия, прекратить распространение ксенофобских стереотипов через СМИ и массовые коммуникации;

- инициировать принятие общеобразовательного стандарта «Права человека» для учащихся школ и студентов вузов, включающего проблематику свободы совести, мировоззренческого нейтралитета государства, толерантности, диагностики и противодействия нетерпимости;

- рекомендовать органам исполнительной власти введение в школе в рамках предметов образовательного стандарта, специальных курсов и факультативов сформировать систему воспроизводства знаний о правах человека, включая проблематику свободы совести, мировоззренческого нейтралитета государства, толерантности, диагностики и противодействия нетерпимости;

- рекомендовать вести в вузах учебные курсы «Права человека», «Толерантность», «Диагностика и противодействие нетерпимости»;

- рекомендовать ввести на юридических факультетах и в юридических вузах специальные учебные курсы «Свобода совести», «Светскость государства»;

- рекомендовать вести и поддерживать системную просветительскую работу по вопросам свободы совести, светскости государства и противодействию нетерпимости в рамках государственных структур и в обществе;

- рекомендовать реформировать деятельность государственных правозащитных структур в области защиты свободы совести и противодействия нетерпимости.

Приведение законодательных актов и практики правоприменения к вышеизложенным рекомендациям позволит создать прочную правовую преграду для любых проявлений антиобщественной, преступной деятельности в области межнациональных и межконфессиональных отношений, упрочит общероссийскую идентичность граждан России.

 

Текст подготовлен на основе деятельности Института Свободы Совести, Фонда "Здравомыслие" и "Ассоциации Граждан XXI века за развитие светскости и гуманизма"

Рекомендации - С.А.Бурьянов

Редакция текста - И.Ю. Кондратьев и С.В.Иванеев

 

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума Безопасность радиоактивных отходов Российский социально экологический союз Зона радиоактивных отходов МЗП СССР. Лучший Опыт