Продвижение идей секуляризма в России

Конституция России

Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания.

  1. Статья 14 пункт 1
  2. Статья 14 пункт 2
  3. Статья 19 пункт 2
  4. Статья 28
  5. Статья 44
next
prev

Религия против здравомыслия. Памятная дата истории

bruno dzhordano foto 31 30091248

17 февраля 2020 г., в понедельник, исполняется ровно 420 лет со дня казни итальянского философа-пантеиста (принцип - “Бог и Природа тождественны”; написал свыше 40 книг, включая ”О бесконечности, Вселенной и мирах”, ”Изгнание торжествующего зверя”, ”О причине, начале и едином” и др., которые в 1603 г. были внесены церковью в ”Индекс запрещенных книг” и оставались в нем почти 350 лет, до 1948 г.), поэта (философские сонеты), критика и противника традиционной геоцентрической модели мира и антропоцентризма, признанных христианской церковью научным фундаментом религиозного мировоззрения, сторонника и пропагандиста новой, гелиоцентрической системы мира Коперника, автора радикальной идеи о бесконечной Вселенной и множественности обитаемых в ней звездных миров, подобных солнечной системе, беглого священника-доминиканца (в 17 лет стал послушником доминиканского монастыря в Неаполе, в 24 года рукоположен в священники, а в 27 лет, будучи обвиненным собратьями в чтении запрещенных книг и ереси, бежал на север Италии, а позже в Европу – Швейцарию, Францию, Англию, Германию) и доктора теологии (в 26 лет защитил диссертацию по трудам Фомы Аквинского, соединившего теологию с аристотелизмом), мужественного борца за свободу мысли, слова и научного знания, смелого критика пороков и идеологии католической, кальвинистской и лютеранской церквей, а также нелепых библейских догм, 52-летнего Джордано Бруно (Нола, близ Неаполя, 1548-1600, Рим).

Подробнее ...

Елена Рыйгас: стратегия долгосрочности – это установка на понимание, краткосрочность – это ненависть и зачистка своей «канонической территории»

elenarygas

7 февраля 2020 – последний день Всемирной недели гармонизации межрелигиозных отношений – представляем интервью с Еленой Владимировной Рыйгас – ассоциированным научным сотрудником филиала научно-исследовательского социологического центра РАН Социологического института РАН, автором блога на радиостанции «Эхо Москвы»

Елена Рыйгас: стратегия долгосрочности – это установка на понимание, краткосрочность – это ненависть и зачистка своей «канонической территории»

Уважаемая Елена Владимировна, благодарю за возможность обменяться мнениями в последний день Всемирной недели гармонизации межрелигиозных отношений, подводя своего рода её итог.
Как известно, религия всегда в той или иной мере является субъектом политических отношений, включая конфликты. Как вы считаете, почему человеку / человечеству так и не удается продвинутся в преодолении религиозных разногласий? Что, на Ваш взгляд, является препятствующим фактором на пути к умению человека мирно решать конфликты – договариваться и следовать этим выработанным нормам и принципам – этим ценностям?

Е.Р.: Уважаемый Вильям Владимирович, благодарю и Вас за оказанную честь; если позволите, постараюсь ответить на предложенные вопросы на школьническом, додиссертационном уровне – с обилием цитат и ссылок на авторитеты.
Из истории Древнего Востока известно, что мир в древности не знал религиозной вражды. Языческим верованиям была свойственна веротерпимость (самый близкий пример из российской истории — это веротерпимость монголо-татар по отношению к Православной церкви Древней Руси). При перемещении в другую общность, человек стремился наладить отношения с местными богами или духами. Феномен религиозной вражды возникает только с возникновением Христианства, особенно с момента превращения его в государственную религию. Категоричность при следовании догматам в соединении с репрессивными возможностями политической власти породили один из видов социоцида, когда преследованию и/или уничтожению может подвергаться некая социальная группа лишь по признаку их религиозного иноверия. Правда, надо оговориться: в основе такого преследования как правило лежат экономические мотивы (например, в случае резкого ограничения доступа к каким-либо жизненно важным ресурсам). На уровне повседневных взаимодействий люди скорее сенситивны к моральным и психологическим качествам окружающих, нежели к их конфессиональной принадлежности, тем более, что о религиозных взглядах они могут и не догадываться, если те не декларируются или не навязываются.
Яркий тому пример из современности: в Петербурге многих горожан в первую очередь раздражают перекрытые трамвайные пути во время больших мусульманских праздников возле Соборной мечети. Не всегда сдержанные высказывания в адрес прихожанам мечети (всего одной из двух в пятимиллионном городе) являются скорее следствием временных дорожных неудобств. Точно так же горожане негодуют и по поводу перекрытого Невского проспекту из-за крестного хода в честь Александра Невского 12 сентября. Причем недовольство перерытым движением по Невскому по антиклерикальному и антирелигиозному накалу часто превышает то же самое недовольство перекрытыми улицами вокруг мечети.
Как понимаете, эти настроения вполне можно было бы объяснить и доминированием антихристианских настроений по отношению к антимусульманским, но все куда проще: духовенство мечети сдвинуло богослужебный график на максимально раннее время, чтобы подстроится к сложной логистике города, в то время как крестный ход в буквальном смысле парализует на полдня движение по Невскому проспекту.
Если спуститься с «богословских небес» в сиюминутную повседневность, можно обратить внимание на то, что следование какому-либо религиозному вероучению может являться вторичной характеристикой, определяющей потенциал успешности взаимодействия. Например, в Средневековой Европе иудеи перед Песахом сдавали на хранение все квасные продукты соседям-христианам, для которых различение квасного и пресного в рамках своей религиозной традиции было неактуальным. Точно так же и во времена гонений на верующих в Советском Союзе католики могли причащаться в православных храмах, заключенные-баптисты молились вместе с православными священнослужителями, а в алтайских селениях молокане и субботники на праздники приходили на богослужения друг дуга в зависимости от нужды.
Как видим, потенциал религиозной вражды скрывается в невежестве и, как следствие, внушаемости, то есть в неравном доступе к тем ресурсам, которые позволяют расширить круг представлений о причинно-следственных связях и даже в условиях выживания следовать долгосрочным экзистенциальным стратегиям. Долгосрочность – это установка на понимание, краткосрочность – это ненависть и зачистка своей «канонической территории».

В.Ш.: 2 августа 2018 г. был утвержден профессиональный стандарт «Специалиста в сфере национальных и религиозных отношений». В нем были определены трудовые функции, основные навыки и умения – базовые компетенции и квалификационные уровни для специалистов данного профиля. Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать человек, чтобы эффективно справляться с поставленными задачами?

Е.Р.: В сфере национальных и религиозных отношений специалисту конечно не обойтись без хорошего гуманитарного образования в той его ипостаси, которая подразумевает принадлежность к хорошей школе и затем длительное дальнейшее самообразование. Например, девиз СПбГУ гласит: «универсант учится всегда, на протяжении всей своей жизни». Если конкретизировать, то в роли подобного специалиста легко представить исследователя из той научной дисциплины, которая обладает собственным выстраданным категориальным аппаратом и собственным, а не заимствованным, предметом исследования: это философия, история, социология, политология. А вот статус выпускников таких специализаций как культурология или антропология проблематичен, поскольку одна дисциплина в условиях современной российской реальности подменяет собой историю искусства, а другая – или этнографию, или литературоведение. – Возникает риск вторжения дилетантизма в довольно «хрупкую» сферу национальных и религиозных отношений.
Фундаментальное же философское или историческое образование дает навыки хотя бы работы с источниками в отличие от антропологии и культурологии, которые пока представляют собой жанр научного стендапа с уклоном в журналистику. (Присущее многим антропологам почему-то литературоведческое образование позволяет вспомнить ироничное высказывание Терри Иглтона: «Неловко смотреть на то, как те, кого учили определять неполные рифмы и дактиль, хватаются за посколониального субъекта, вторичный нарциссизм или азиатский способ производства». Неловкость Иглтон видит в том, что «литературоведческое образование имеет много достоинств, но умение систематически мыслить в них не входит».)
Противоположной крайностью журналистского стендапа является конфессиональная ангажированность исследователя, когда он изучение предмета легко подменяет самоописанием своей общины с тенденцией к жанру исповеди или миссионерской проповеди.
Да и с теологией также не все благополучно. – Начинающийся «крестовый поход» на религиоведение теологов связан еще и с опасностью замещения религиоведения теологизированной лженаукой, если учесть, что все богословские школы в России исчезли сразу же после Революции, а сейчас находятся в стадии робкого восстановления. (Достаточно, например, заметить, что один из ведущих богословов РПЦ протоиерей Константин Пархоменко детально изучает вопросы допустимости посещения храмов женщинами во время менструаций, хотя западная богословская мысль давно занята проблемами Теологии после Холокоста или обсуждением вопроса о статусе представителей ЛГБТ-сообщества в рамках христианских общин и священнической иерархии.)
Если обобщить сказанное, думаю, более-менее объективный подход к изучаемому объекту в контексте рассматриваемой нами проблеме может гарантировать все-таки лишь «методологический атеизм», правда, в этом случае остается проблема «хождения в народ». У академического религиоведения всегда есть опасность кабинетного затворничества. Противопоставить этому можно лишь обязательные паломничества в исследовательское поле, то есть социологизацию религиоведения. (Учебные программы, например, ЛГУ им. Пушкина и РГПУ им. Герцена как раз предусматривают последовательное знакомство студентов с представителями всех существующих в регионе конфессий, причем не только «традиционных», но и подвергающихся преследованию со стороны местных органов власти).

Подробнее ...

Об опасности клерикализации России и ее основного закона

gr2020

Скриншот сайта РИА

 

Уважаемые господа читатели – литераторы, философы, преподаватели, ученые и просто здравомыслящие и критически мыслящие люди!

Не пора ли вам отвлечься от изобретений ненужных вещей, от поиска перпетуум мобиле, зубрежки ненужных текстов, пустых философских споров, любовных драм, детективных историй, семейных конфликтов, бандитских разборок, приключений оборотней, путешествий во времени, встреч с инопланетянами и других удивительных сюжетов вашей неуемной фантазии (тем более, что многие из них страшно далеки от реальности и отражают лишь блистательные способности человеческого мышления создавать бесчисленные комбинации слов и предложений из букв родного алфавита) и обратить ваше бесценное внимание на грешную землю, по которой вы ходите и плоды которой с удовольствием поглощаете?

Вы все прекрасно осведомлены, что сейчас при Госдуме работает комиссия по внесению поправок в конституцию России в соответствии с предложением Президента Федеральному собранию от 15 января 2020 года. Речь якобы идет о поправках, не затрагивающих первые две фундаментальные главы Основного закона и касающиеся лишь рутинных изменений распределения власти между различными государственными структурами, а также главенству Конституции над международными актами и нормами. Но русская православная церковь (РПЦ) изменила бы сама себе, если бы не попыталась вмешаться в этот процесс и вставить в Конституцию положения для защиты своих собственных, религиозных интересов.

О ползучей клерикализации России, начавшейся после развала СССР и утраты государством коммунистической идеологии я останавливаться не буду (об этом достаточно сказано в моих публичных работах, включая “Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)”). Остановлюсь на фрагменте речи патриарха Кирилла, произнесенной им на днях по случаю 11-летнего юбилея своей интронизации. То, что РПЦ попытается вмешаться в процесс коррекции Конституции, я не сомневался и поэтому заранее разместил в интенете работу “Темные пятна российской конституции”. Там речь идет о том, что основной закон страны, трактующий Россию как светское государство, во многом условен, размыт и неточен. Сейчас же с подачи РПЦ речь идет о том, чтобы вообще светскость государства вытеснить из закона, заменив его для начала упоминанием имени Бога. При дальнейших коррекциях Конституции РПЦ попытается превратить Россию в теократическое государство, подобное бывшей Российской империи или некоторым современным восточным монархиям типа, например, Саудовской Аравии. Если народ будет безмолствовать, то так и произойдет (М.Ю.Лермонтов: “Прощай, немытая Россия, Страна рабов, страна господ, И вы, мундиры голубые, И ты, им преданный народ”). Впрочем, сегодня возможен и сценарий, когда народ начнет бурно аплодировать и приветствовать пришествие Бога в основной закон России (А.С.Грибоедов: “Кричали женщины: ура! И в воздух чепчики бросали”). Социализм атеистов умер, но зато родился капитализм с Божественным ликом.

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума Движение Брайтс