Продвижение идей секуляризма в России

Конституция России

Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания.

  1. Статья 14 пункт 1
  2. Статья 14 пункт 2
  3. Статья 19 пункт 2
  4. Статья 28
  5. Статья 44
next
prev

Конституционное право на образование и проблемы его реализации в Российской Федерации

antip 

изображение - скриншот видео конференции

По мнению Ф. М. Рудинского, «права человека — одна из разновидностей субъективных прав личности. В современном понимании права человека — наиболее существенные его возможности развития, неотъемлемые свойства, определяющие меру его свободы»[1]. Проблема реализации конституционного права на образование всегда является актуальной, как и само образование. Новые поколения российских граждан, по мере своего взросления, начинают всерьез интересоваться вопросами, связанными с обеспечением их конституционных прав. В данном контексте право на образование и его реализация стоят особняком, особенно с учетом глобальных процессов и угроз[2].

            В Конституции Российской Федерации 1993 г. существует отдельная статья, посвященная праву на образование. Согласно ней: «каждый имеет право на образование. Гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии. Основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования. Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования».

            Прежде чем разбирать проблемы реализации права на образование, стоит изучить теоретико-правовые вопросы, дать ключевые и смежные определения. Анализируя различные теоретические источники, я выяснил, что понятие «образование» имеет в литературе очень неоднозначную трактовку. Данный факт связан с тем, что целый ряд наук, включая психологию, педагогику, юриспруденцию, экономику, социологию занимается исследованием вопросов, касающихся сферы образования. И каждая из перечисленных наук рассматривает термин «образование» с собственной позиции, которая соответствует предмету конкретной науки.

           

В частности, в «Большой Советской Энциклопедии» дается такое определение: «Образование - это процесс и результат усвоения систематизированных знаний, умений и навыков. Основной путь получения образования - обучение в различных учебных заведениях. Существенную роль в усвоении знаний, умственном развитии человека играют также самообразование, культурно-просветительская работа, участие в общественно-трудовой деятельности»[3]. Другими словами, с принятых в обществе позиций под образованием понимается сам процесс по приобретению знаний через обучение в специализированных учебных заведениях и самообразование, а также через общественную деятельность данного индивида. 

            Если открыть ст. 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» 2012 г., то там дается другое определение: «образование - единый целенаправленный процесс воспитания и обучения, являющийся общественно значимым благом и осуществляемый в интересах человека, семьи, общества и государства, а также совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенции определенных объема и сложности в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов». Помимо этого, даются определения смежных понятий – воспитания и обучения. Указано, что «воспитание – это деятельность, направленная на развитие личности, создание условий для самоопределения и социализации обучающегося на основе социокультурных, духовно-нравственных ценностей и принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства, в то время как обучение является целенаправленным процессом организации деятельности обучающихся по овладению знаниями, умениями, навыками и компетенцией, приобретению опыта деятельности, развитию способностей, приобретению опыта применения знаний в повседневной жизни и формированию у обучающихся мотивации получения образования в течение всей жизни».

            Несмотря на то, что определения даны весьма пространные, возникают проблемы с пониманием значения данных терминов, нарушаются правила юридической техники. Становится сложно мысленно отделить образование от воспитания и обучения. Это усложняет процесс реализации права на образование.

            Механизмом реализации права на образование служат образовательные программы. Согласно Федеральному закону «Об образовании в РФ», «образовательная программа – это комплекс основных характеристик образования (объем, содержание, планируемые результаты), организационно-педагогических условий и в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, форм аттестации, который представлен в виде учебного плана, календарного учебного графика, рабочих программ учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иных компонентов, а также оценочных и методических материалов». К основным образовательным программам относятся:

«1) основные общеобразовательные программы - образовательные программы дошкольного образования, образовательные программы начального общего образования, образовательные программы основного общего образования, образовательные программы среднего общего образования;

2) основные профессиональные образовательные программы:

а) образовательные программы среднего профессионального образования - программы подготовки квалифицированных рабочих, служащих, программы подготовки специалистов среднего звена;

б) образовательные программы высшего образования - программы бакалавриата, программы специалитета, программы магистратуры, программы подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре (адъюнктуре), программы ординатуры, программы ассистентуры-стажировки;

3) основные программы профессионального обучения - программы профессиональной подготовки по профессиям рабочих, должностям служащих, программы переподготовки рабочих, служащих, программы повышения квалификации рабочих, служащих».

            Помимо этого, существуют и дополнительные образовательные программы. К ним относятся:

«1) дополнительные общеобразовательные программы - дополнительные общеразвивающие программы, дополнительные предпрофессиональные программы;

2) дополнительные профессиональные программы - программы повышения квалификации, программы профессиональной переподготовки».

            Нельзя забывать о таком важном понятии, как федеральный государственный образовательный стандарт. Согласно всё тому же Федеральному закону «Об образовании в РФ», это «совокупность обязательных требований к образованию определенного уровня и (или) к профессии, специальности и направлению подготовки, утвержденных федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования». Кроме того, «перечни профессий, специальностей и направлений подготовки с указанием квалификации, присваиваемой по соответствующим профессиям, специальностям и направлениям подготовки, порядок формирования этих перечней утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования».

            Переходя к вопросу закрепления права на образование в международных актах, стоит отметить, что право на образование широко представлено в современном международном праве. Право на образование было закреплено в ст. 26 Всеобщей декларации прав человека. В дальнейшем оно было закреплено в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Конвенции о правах ребёнка, Всемирной декларации о высшем образовании для XXI века, Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования, Европейской социальной хартии, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и др.

            Одним из наиболее актуальных в нынешних условиях для нашей страны международно-правовым документом в области образования является Декларация о создании общеевропейского пространства высшего образования, так же именуемая Болонской декларацией, подписанная 19 июня 1999 г. министрами образования ряда европейских стран. В частности, она предусматривает необходимость координации политики в целях достижения следующих результатов:

«1) принятия системы сопоставимых степеней, в том числе через внедрение приложения к диплому для обеспечения возможности трудоустройства европейских граждан и повышения международной конкурентоспособности европейской системы высшего образования;

2) формирование многоуровневой системы высшего образования (бакалавриат и магистратура);

3) внедрение системы зачетных баллов (кредитных единиц);

4) развитие академической мобильности для студентов, преподавателей, исследователей и административного персонала;

5) создания эффективной системы контроля качества высшего образования».

            Принятие данной декларации положило начало Болонскому процессу – сближению и гармонизации систем высшего образования европейских стран с целью создания единого европейского пространства высшего образования. В числе главных задач Болонского процесса декларируется «содействие мобильности путём преодоления препятствий эффективному осуществлению свободного передвижения». Необходимо, чтобы уровни высшего образования в странах Европы были максимально сходными, а выдаваемые по результатам обучения научные степени – прозрачными и сопоставимыми. Это напрямую связано с введением в вузах системы перезачёта кредитов, модульной системы обучения и специального Приложения к диплому. Это, в свою очередь, также находится в тесной связи с реформированием учебных планов.

            Российская Федерация присоединилась к Болонскому процессу в сентябре 2003 г. на встрече министров образования европейских стран в Берлине. Это вызвало горячие споры в образовательной среде. К числу плюсов данного процесса выделяют, прежде всего, возможность увеличивать уровень своей профессиональной подготовки при переходе из бакалавриата в магистратуру и создание общего образовательного пространства, в условиях которого студент сможет без проблем поступить в иностранный вуз и даже сменить профиль подготовки. Среди минусов – тот факт, что цели, декларируемые Болонским процессом, ориентированы на развитые страны. Специалисты, которые закончили вузы, будут уезжать в другие страны с целью найти работу с более высокой заработной платой и лучшими условиями труда. Это предполагает лишь потерю лучших специалистов в менее развитых государствах. Помимо этого, негативно оценивается сокращение времени обучения в вузе. Данное нововведение, без сомнений, окажет влияние на качество подготовки студента. Кроме того, после окончания бакалавриата многие останавливаются и не продолжают обучение дальше, при этом не задумываясь о том, что на данном этапе получают только базовые знания, которых потом может оказаться недостаточно на практике.

            Полагаю, что достоинства Болонского процесса перевешивают его недостатки, способствуют интеграции России в систему европейского образования, отвечают интересам государства в сфере образования. Вышеперечисленные минусы также имеют место быть, но скорее говорят не о ненадобности Болонского процесса как такового, а о застоявшихся проблемах в реализации конституционного права на образование в России.

            Стоит отдельно поговорить о проблеме реализации конституционного принципа светскости государства в российском образовании, что крайне важно в условиях неравномерного развития глобальных процессов[4]. Принцип светскости (мировоззренческого нейтралитета) государства распространяется на государственную и муниципальную систему образования и «взаимосвязан с принципом правового государства, в основе которого лежит принцип верховенства права и которое ориентировано на реализацию прав человека»[5]. Также отметим, что «принципы свободы совести, светскости государства, а также соответствующая государственная политика и отношениях государства и религиозных объединений также взаимосвязаны теснейшим образом»[6].

            Но как декларируемый принцип светскости государства сочетается с растущим влиянием некоторых религиозных организаций, которое простирается далеко за рамки собственно исповедания веры? Современные исследователи приводят множество фактов нарушения ст. 14 Конституции России, включая государственную и муниципальную систему образования[7].

            Ф.М. Рудинский в своей работе отмечает, что «отделение церкви от государства означает, что государство не вмешивается во внутреннюю, религиозную жизнь церкви и не поручает ей осуществлять какие-либо государственные функции, а церковь не вмешивается в дела государства. Это наиболее важная гарантия свободы совести, так как освобождение совести от принудительной государственной опеки предоставляет ему самостоятельно решать вопрос о своих убеждениях. Религиозные организации превращаются в частные общества, которые не могут использовать власть против «инаковерующих» или неверующих»[8]. В указанном контексте, чего стоит одна только фраза, принадлежащая патриарху Кириллу и звучащая следующим образом: «атеизму в образовании пришел конец». По его мнению, это связано с активной государственной поддержкой теологического образования, которое и должно прийти на смену «безбожному» светскому. Мусульманские правила поведения и традиции также нашли свое отражение в системе российского государственного образования. Помимо преподавания соответствующих дисциплин, отмечены случаи установления неправомерных требований к внешнему виду. Например, в конце 2017 г. стало известно, что власти Чеченской республики потребовали от участниц предновогодних утренников в местных школах быть в платках[9].

            Данные примеры является не единичными, что заставляет задуматься о перспективах принципа светскости в российском образовании и в государстве в целом. Считаю, что введение в образовательную программу конфессионально ориентированных предметов и другие нарушения мировоззренческого нейтралитета, является вмешательством в частную жизнь обучающихся, имеющую своей целью повлиять на отношение к религии. Государственное образование и религия должны быть отделены друг от друга.

            Но как остановить клерикализацию государства и вернуться на путь светскости? Я считаю, что необходимо следовать ст. 14 Конституции России и решительно отказаться от «специальных» отношений с религиозными объединениями, которые имеются сейчас. Ради этого стоит внести соответствующие изменения в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 г. и другие акты, с целью их приведения в соответствие с Основным законом страны. Кроме того, следует прекратить практику растраты значительных ресурсов в пользу РПЦ МП и других религиозных организаций, включая передачу имущества и преподавание конфессионально ориентированных дисциплин за счет государственного бюджета.

            Подводя итоги, хочется сказать о том, что несмотря на формальное закрепление права на образование, возникают определенные сложности, связанные с его реализацией, в том числе и в плоскости принципов свободы совести и светскости государства[10]. Данные проблемы являются решаемыми, поэтому основная задача законодателей и общества состоит в том, чтобы не препятствовать их решению, а всячески им содействовать, ради выработки грамотной позиции и реализации принципа мировоззренческого нейтралитета в государственной и муниципальной системы образования.

Ведущая роль в переходе к устойчивому управляемому развитию России принадлежит образованию, которое должно учитывать небывалые изменения в обществе[11] и способствовать развитию человека, на основе практического воплощения его прав в соответствии с принципами международного права[12]. Современное российское образование должно быть инновационным и направлено на всесторонне развитие личности, что будет способствовать занятию Россией достойного места в глобализирующемся цифровом мире.

 

Антипов Владимир Анатольевич,

магистрант 2 курса института права и управления ГАОУ ВО МГПУ

 

[1] Гражданские права человека в России: современные проблемы теории и практики / под ред. Ф. М. Рудинского. М.: ЗАО ТФ «МИР», 2006. С. 13.

[2] IV Международный научный конгресс «Глобалистика-2015»: перспективы развития международного права в условиях глобализации общественных отношений // Евразийский юридический журнал. 2015. № 10(89). С. 348-353.

[3] Большая Советская энциклопедия, том 18.

[4] Buryanov S.A. The Case and Current State of Affairs in the Russian Federation from 2016 to the Beginning of 2017. Amsterdam, 2018. –  228 p.

[5] Алейникова С.М., Бурьянов С.А. Светское государство в вопросах и ответах: кратко, доступно и актуально. Под ред. И. Кондратьева. М.: Фонд "Здравомыслие", 2015. С. 12.

[6] См.: Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Проблема реализации свободы совести и тенденции в отношениях государства с религиозными объединениями в России. Информ.- аналит. отчет Ин-та свободы совести (вторая половина 2001 г. - конец 2004 г.) / С. А. Бурьянов, С. А. Мозговой ; Ин-т свободы совести. Москва, 2005. ([Науч. изд. 2-е, доп. и испр.]). 526 с.

[7] Бурьянов С.А. Светскость государства в Российской Федерации. Теоретико-прикладное исследование за 2016-й — начало 2017 года. М. 2017. 196 с.

[8] Рудинский Ф. М. Закон, религия, правонарушения. Волгоград. 1971. С. 36

[9] Грозненцы рассказали о дресс-коде на школьных утренниках // Кавказский узел. 25.12.2017. URL: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/314286 (Дата обращения: 8.12.2018).

[10] См.: Права человека в Российской Федерации : сб. докл. о событиях 2017 г. / [отв. ред. и сост. Н. Костенко]. — Москва : Моск. Хельсинк. Группа, 2018. 218 с.

[11] Бурьянов С.А. Некоторые подходы к определению понятия глобализации образования в контексте проблемы формирования системы управления глобальными процессами в интересах устойчивого развития // Ценности и смыслы. 2017. № 6 (52). С.36–49.

[12] Карташкин В.А. Права человека и принципы международного права в XXI веке : монография. М.: Норма : ИНФРА-М. 2018. 148 с.

 

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума Движение Брайтс