Продвижение идей секуляризма в России

Конституция России

Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания.

  1. Статья 14 пункт 1
  2. Статья 14 пункт 2
  3. Статья 19 пункт 2
  4. Статья 28
  5. Статья 44
next
prev

Клерикализация в России? Проходите. Здесь не на что смотреть.

toms

С удивлением узнал, что мой обзор снижения религиозности в мире вызвал такое неудовольствие у regions.ru, что анонимный редактор счел необходимым собрать целых шесть представителей трех религий, чтобы мне возразить. Здесь я отвечу на критику в мой адрес.

Из моего обзора, рассматривающего светскость в мировом масштабе, анонимного редактора привлек абзац о России, который я добавил для полноты картины. Он попросил прокомментировать мои слова о том, что "политический режим проводит клерикальную политику - административными и пропагандистскими мерами внедряет религию, и с течением времени клерикальная политика получает больше поддержки". И уже от себя спросил, растет ли количество верующих. Из ответов очевидно, что сами комментаторы мой обзор не читали и лишь имели дело с тем, что им прислал редактор regions.ru. А жаль. Уверен, что комментаторы могли бы узнать много интересного. Например, они могли бы прочитать о появлении стран, в которых большинство население составляют нерелигиозные люди; о распространении секулярных идей в исламских странах; о падении религиозности в традиционно религиозной Латинской Америке; о европейских странах, которые более религиозны, чем некоторые страны Азии и Россия и т. д.

Самый раздраженный ответ с полным набором клише дал священник Орской епархии Вячеслав Кочкин. Кочкин пишет:

"Такие громкие заявления, которые время от времени делают люди, называющие себя атеистами - способ заявить именно о себе лично, а не о каком-то конкретном мировоззрении".

Я не являюсь атеистом, поэтому выпад священнослужителя попадает в пустоту. Понимаю, что у кого-то действительно может сложиться впечатление, что я атеист из-за того, что мои публикации присутствуют на атеистических сайтах. Эти публикации не случайны, так как я был атеистом, но отказался от этой точки зрения уже более 10 лет назад. А в атеизм я и вовсе пришел из христианства. Однако мой отказ от атеизма не сделал меня вновь религиозным. Сейчас я на "нейтральной территории", то есть не принадлежу ни к верующим, ни к атеистам. Более того, я несколько раз критиковал атеистические воззрения, в связи с чем вызывал неудовольствие атеистов. Таким образом, Вячеслав Кочкин, выбрал неудачный способ перейти на личности.

Аналогичную ошибку совершает анонимный редактор regions.ru, который называет меня одним из основателей атеистической организации "Здравомыслие". Фонд "Здравомыслие" ставит своей целью защиту светского характера государства. Он не является атеистической организацией. Участие в работе фонда открыто для граждан независимо от религиозных убеждений.

Вячеслав Кочкин не откладывает в долгий ящик желание порассуждать о том, каких прав не должно быть у тех, с кем он не согласен:

"Атеизм - такая же вера, она основана на том, что Бога нет. И противопоставлять себя нам, верующим, которые считают, что Бог есть, думаю, эти люди не имеют никакого права".

Что же, думаю, коллеги Кочкина "этим людям" просто не оставили никакого выбора. Когда фонд "Здравомыслие" в январе 2011 года обнародовал информацию о том, что патриарху РПЦ предоставляется охрана за государственный счет в нарушение действовавшего законодательства, пресс-секретарь патриарха, священник РПЦ Владимир Вигилянский заявил в эфире Коммерсант-FM: "[Здравомыслие] - это наши агрессивно настроенные мировоззренческие враги. Я их знаю тыщи лет! Это мошенники и все такое!". Когда официальные спикеры РПЦ заявляют, что "эти люди" для них враги, какие-либо вопросы о праве противопоставлять утрачивают всякий смысл. Вы сами нас уже противопоставили.

По данному поводу я хотел бы согласиться со священником РПЦ, с которым протоиерей Вячеслав Кочкин хорошо знаком. Он сказал:

"Плохо и то, что часть граждан... мыслят тоже узко, определенными категориями... Это мне тоже непонятно. Хотя все они считают себя образованными и просвещенными людьми, как только видят, что человек мыслит по-другому, воспринимают это в штыки".

Вячеслав Кочкин просто не сможет не согласиться с этими словами священника, потому что их написал он сам. Очевидно двум священнослужителям РПЦ (Кочкину и Вигилянскому) есть, что обсудить между собой, а я умываю руки. Конечно, я иронизирую. Вячеслав Кочкин требует терпимости и понимания, когда речь идет о нем и его церкви. Но легко забывает о своем стремлении к гармонии, когда ему это не нужно. Наблюдая подобные случаи, я давно убедился, что РПЦ проваливает простейший тест на порядочность.

По поводу количества верующих Вячеслав Кочкин выражается довольно неопределенно:

"Что касается приведенных цифр - они действительно время от времени меняются, показывая то одно состояние общества, то другое. Человек считает себя в некотором смысле православным (может быть, по историческим, культурным, национальным особенностям)".

Жаль, Вячеслав Кочкин мог бы выразиться конкретнее. Например, так, как он выразился в марте этого года:

"...80% населения считают себя православными - к сожалению, это не так. Честные социологические опросы показывают: посещают Церковь, как-то связаны с религией не более 9% населения..."

Протоиерей Алексий Новичков из Московской области утверждает, что любой человек по природе религиозен. К сожалению, он не читал мой обзор, который его попросили прокомментировать. В противном случае было бы интересно обсудить происходящие в мире процессы. Также Алексий Новичков говорит, что в последнее время российская власть дистанцируется от поддержки религии:

"Как раз последние несколько лет мы чувствуем упорное желание государства максимально дистанцироваться от любой религиозности - в том числе вступая в противоречие с собственными красивыми словами, которые произносятся перед народом или на официальных собраниях с высоких трибун. Мы наблюдаем как раз обратный процесс - государство пытается говорить с Церковью, с верующими издалека, показывая себя независимой силой".

Если такое явление имеет место, пока непонятно, в чем оно проявляется. Такую возможность исключать нельзя, но я сильно в ней сомневаюсь. И факты, именно факты последних... нет, не лет, месяцев говорят об обратном. Например, Государственная дума РФ сформировала группу по реформированию российского законодательства в религиозной сфере, наполнив ее представителями РПЦ с солидным клерикальным стажем. То есть представители церкви, известные продвижением сращения церкви и власти, в светской стране разрабатывают законы по приглашению государственных органов. Возможно, Алексий Новичков скажет, что это тоже не клерикализм. В этом случае мне останется назвать спичечный коробок космическим кораблем, угли - алмазами, и пойти в ученики к Алексею Новичкову, чтобы постигнуть искусство того, как можно видеть мир таким образом и сохранить здравый рассудок.

Ректор православной гимназии в Орске Александр Куцов настаивает, что попытки государства определять религиозную жизнь закономерны:

"Государственная машина всегда играла и будет играть важную роль в том, куда стремится общество. Так уж сложилось, что государству здесь отведена ведущая роль (неважно, идет речь о религии или о других сферах жизни человека). К сожалению, это так, и можно констатировать: когда государство делает шаги навстречу Церкви, процент людей, которые называют себя верующими, растет. И наоборот - если государство проводит жесткую политику в отношении какой бы то ни было религии, церковной группы, Церкви как таковой, количество таких людей снижается".

Поразительным образом Александр Куцов упускает из внимания, что согласно самому государству так не должно быть. Согласно конституции РФ государственная машина не должна проводить "жесткую" политику или делать "шаги навстречу" какой-либо религии (подбор выражений Александра Куцова забавен сам по себе). Предполагается, что конституция является общественным консенсусом, который устанавливает обязательные "правила игры". Они могут быть изменены тем путем, который прописан в этих "правилах". Однако фактическое положение дел отлично. Общественный консенсус не работает, де факто саботируется элитами и явно не устраивает некоторые влиятельные группы, включая РПЦ. В итоге государство декларирует одно, а делает другое. Мы живем в королевстве кривых зеркал, но в отличие от придуманного мира Губарева, у нас многие готовы оправдывать расхождение слова и дела. В целом оценка Александра Куцова удивительно "совковая". По ней нависает над нами государство и делает, что хочет, а граждане приспосабливаются к спускаемым решениям. С оправданностью такой оценки можно согласиться, но нельзя смириться.

Священник Святослав Шевченко не согласен со мной в том, что политический режим административными и пропагандистскими мерами внедряет религию:

"Я как священник вижу, что государственная власть пытается взять себе в партнеры Русскую Православную Церковь. В истории такое не впервые. Государственная власть нередко в своей политике опиралась на Церковь - это ни для кого не секрет... Но такие отношения нельзя назвать пропагандой. Если мы посмотрим новости, увидим, что журналисты одинаково освещают и Великий пост, и священный месяц Рамадан у мусульман, и я не заметил, чтобы дикторы с особым придыханием говорили о православных праздниках... Томсинский видит то, что хочет видеть... Так что клерикальная пропаганда - в голове автора статьи".

Прежде всего, Шевченко сам себе противоречит. Он отрицает крерикальный характер отношений РПЦ и государство, в то же время проводя параллели с временами, когда существовала государственная религия. Если клерикализации у нас нет, то параллели Шевченко неуместны, и, следовательно, он зря меня критикует. А если они уместны, это косвенно говорит о реальности клерикализации, и, следовательно, его критика в мой адрес ошибочна. И не понятно, почему Шевченко воспринял мои слова в штыки. Объявил бы их "методом литературной гиперболизации", как он это умеет, и было бы нам взаимопонимание. Аргумент о том, что клерикальной пропаганды нет, потому что по государственным каналам говорят о Рамадане, не работает. Шевченко знает, что официально правительство выделяет 4 традиционные религии России: православие, ислам, буддизм и иудаизм. Первым двум правительство оказывает наибольшую поддержку. Исламский клерикализм также существует, хотя в значительной мере сконцентрирован в южных регионах.

Надо сказать, наряду с Шевченко клерикализацию объявляют моими фантазиями также Вячеслав Кочкин и Алексий Новичков. Поэтому поговорим не о том, что я хочу видеть, а о том, чего я видеть не хочу, но вижу.

Хорошо известны имущественные претензии РПЦ к слабым организациям: музеям, больницам, школам, библиотекам... Объединяет эти организации то, что они являются государственными. В большинстве случаев государство решает такие споры в пользу РПЦ, при этом закрывая организацию или ограничивая ее работу. Многие подобные случаи сюрреалистичны. В Рязани РПЦ был передан комплекс музея "Рязанский кремль", хотя в комплекс входили памятники, не имевшие отношения к церкви. Еще более красноречивая история имела место в Калининградской области, где в качестве "возврата собственности" РПЦ были переданы здания, принадлежавшие ранее протестантам, а также здания вовсе не религиозного назначения. Причем сделано это было в спешке, в последний день до вступления в силу новых правил передачи имущества. Можно вспомнить, как мэрия Москвы передала РПЦ помещение 12-ой детской поликлиники, что привело к ограничению ее работы. Причем переданное помещение хотя и было в начале XX века культовым, принадлежала частному собственнику, а не церкви. Подобные истории можно умножать. Принципиально важно в них то, что в конфликте между РПЦ и бюджетными государстенными организациями, государство действует в пользу РПЦ. Таким образом, государство пренебрегает интересами своих организаций, которые создало и о которых оно обязано заботиться по закону; и предпочитает действовать в интересах церкви, которая, якобы, отделена от государства и о которой государство заботиться не обязано. Это неоспоримое свидетельство реальности срастания церковных и властных элит.

В России есть немало деревень и поселков, которые обозначены на картах, но фактически не существуют в качестве населенных пунктов, так как оставлены всеми жителями. В то же время в России есть поселок, который "убрали" с карты, хотя люди в нем продолжают жить. Это поселок Валаам на одноименном острове. Поселок был упразднен районной администрацией. Сделано это было в "лучших" совковых традициях "по просьбам самих" жителей. Хотя оставшиеся в поселке уверяют, что не только не просили об этом, но выступали против. И подтверждают свои слова исками с требованием признать упразднение незаконным. Как же получилось, что власть ликвидировала существующий поселок, когда она не списывают даже те, которые прекратили свое существование? Ответ прост: это делается в интересах РПЦ. На Валааме находится крупный монастырь РПЦ, который с 90-ых годов стремится выселить с острова всех жителей, не работающих на РПЦ. Ранее на Валааме существовал музей, который также упразднили... естественно с передачей имущества РПЦ. А жилье жителей Валаама по искам монастыря постепенно признают нежилыми помещениями, из которых по закону следует выселять. Валаам является туристическим объектом, и по мнению жителей острова РПЦ хочет полностью распоряжаться всем островом. Фактически РПЦ и государственные структуры делают жителей Валаама вынужденными переселенцами в своей стране. И можно сколько угодно говорить о попытках администрации наладить жизнь переехавшим с Валаама, факт психологической травмы из-за вынужденного отъезда из родных краев они не решают. Аналогичная ситуация сложилась на Соловках, где монастырь РПЦ недоволен населением местного поселка, которое зарабатывает на туризме, не подчиняясь монастырю. Несколько лет назад администрация Архангельской области назначила директором Соловетского музея-заповедника настоятеля Соловетского монастыря Шутова Владимира Викторовича aka Архимандрита Порфирия. А тот, будучи директором, передал сам себе как настоятелю собственность музея. Таким образом, в этих ситуациях мы снова видим подтверждения того, что государственная машина действует (или бездействует) в интересах РПЦ в ущерб государственным музеям и рядовым гражданам. Клерикальная политика реальна.

Упомяну также печальную судьбу жителей поселка Дивнаморское в Краснодарском крае, которые из-за совместных действий РПЦ и государства оказались на осадном положении. Из-за стройки РПЦ жители лишились дороги. Кроме того, им ограничивают доступ к морю и местному кладбищу, которое прилегает к участку РПЦ, Существенно, что для строительства было вырублено несколько гектаров краснокнижного леса, что подтвердить может любой желающий, сравнивая Гугл-карты, но государство закрыло глаза на нарушение экологического законодательства. А что же все-таки там было построено? С этим объектом РПЦ связан весьма любопытный казус. Когда пресса раскопала историю и начала выяснять, из патриархии РПЦ пришел ответ о том, что под Дивноморским строится духовный центр РПЦ. В свою очередь краснодарские чиновники ответили, что там находится летняя резиденция патриарха Кирилла. Таким образом, чиновники оказались честнее РПЦ. Результат, прямо скажем, не блестящей для организации объявившей себя чуть ли не единственным маяком истинных ценностей в гибнущем мире. Моим критикам, не видящих клерикализации, очень рекомендую интервью с верующим защитником нравственных основ общества, который занимался конкретном данным случаем.

Сомневаются комментаторы моего обзора и в существовании клерикальной пропаганды в России. Зря сомневаются. Например, в 2013 году патриарх Кирилл высказал "серьезное беспокойство" тем, что в Москве всего 23% родителей выбрали для изучения в школе "Основы православной культуры". Он также высказал намерение взаимодействовать с чиновниками, чтобы сместить ситуацию в желаемую им сторону. РПЦ на деле способна регулировать работу государственных органов образования: "Представители епархий оказывают давление на региональные отделения Министерства образования и школьные администрации. Если учителя, следуя регламенту, предоставляют родителям право выбора модуля, их могут обвинить в противодействии изучению православия и "подрыве духовно-нравственного воспитания школьников", как это произошло в городе Хвалынске Саратовской области. Представителей епархии возмутила незначительная с их точки зрения доля учеников, отдавших предпочтение модулю "Основы православной культуры", и они добились увольнения директора, а затем и завуча неблагонадежной школы". Стоит узнать иереям и протоиереям о добровольно-принудительном участии студентов и бюджетников в крестных ходах и других массовых акциях РПЦ. А если уж совсем им не верится, предлагаю прочесть следующий рассказ из "далекого" 2008 года о том, как работает "приобщение молодежи к богатейшим основам православной духовной традиции".

Подводя итог, нет, это не я вижу, что хочу, это Шевченко с коллегами по цеху не хочет замечать того, чего не хочет. И ведь не в первый раз. На своем ютуб-канале Шевченко, обсуждая суд над Русланом Соколовским, жалуется, что из-за подобных дел верующих обвиняют в возбудимости и обидчивости, а православные на самом деле не жаждут крови Соколовского. Только Шевченко "забывает", что возбуждения дела против Соколовского добивалась Екатеринбургская епархия. Соответствующее письмо в прокуратуру было написано секретарем епархии. Организовывал свидетелей против Соколовского священник той же епархии. А заявить о недопустимости преследования Соколовского по религиозным мотивам в Екатеринбург приехал бывший священник РПЦ Сергей Смирнов. А также семинарист Виктор Норкин, который рассмотрел в России клерикальную политику, не замечаемую моими комментаторами. Поэтому упрек со стороны Шевченко в том, что он сам практикует, бросает тень на него самого.

Председатель одного из Духовных управлений мусульман Исмаил-хаджи Бердиев также считает, что я верю в то, что хочу верить. Однако он дает понять, что мы все в этом едины:

"Я не согласен, что государство подталкивает к религии и это раздражает людей. А вообще каждый человек видит то, что ему хочется видеть - вот и кажется Томсинскому, что истинных верующих немного".

Нет, мне такого совершенно не кажется. В моем обзоре на этот счет не сказано ни единого слова. Более того, в моем обзоре с нейтральной позиции упомянуты все точки зрения на этот счет. Если вернуться к словам священников РПЦ, процитированным выше, это скорее им такое кажется. Исмаил-хаджи Бердиев прокомментировал нечто, что не относится ко мне. Но если уж обращаться к этой теме... горячие споры о количестве "истинных верующих" ведутся уже десятилетиями, независимо от конфессиональной принадлежности. Однако я в них участвовать не хочу. Было бы странно, если бы нерелигиозный человек устанавливал критерии, какими должны или не должны быть религиозные люди. Пусть верующие сами этим занимаются. У нас есть социологические критерии, которые я предпочитаю (по ним был написан мой обзор).

Имам Тульской области Ришат-хазрат Давыдов и председатель общественной организации "Еврейская национально-культурная автономия Орловской области" Семен Лившиц озвучили regions.ru мнения, которые не требуют моего ответа.

В.Томсинский

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума
Back to top