Продвижение идей секуляризма в России

Конституция России

Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания.

  1. Статья 14 пункт 1
  2. Статья 14 пункт 2
  3. Статья 19 пункт 2
  4. Статья 28
  5. Статья 44
next
prev

О соотношении ч.1 ст. 148 и ч.1 ст. 282

148 3

? #Юридический_субботник – ментальная уборка законодательного бреда. Выпуск №68 – Свобода совести и вероисповедания в уголовном законе России. Часть 3. О соотношении ч.1 ст. 148 и ч.1 ст. 282.

В этот чудный летний субботний денёк предлагаю поговорить о двух самых известных статьях, направленных на борьбу с инакомыслием - оскорблении чувств верующих и "двушечке", которые в приговоре Руслану Соколовскому фигурируют в совокупности, что невозможно с точки зрения уголовного права.

В деле Руслана Соколовского суд пришел к выводу, что его деяния (точнее, одни и те же высказывания) подпадают одновременно под признаки обоих составов, образуя идеальную совокупность. Так, в приговоре указано, что «идеальная совокупность преступлений представляет собой случаи совершения лицом одного действия, содержащего признаки преступлений, предусмотренных двумя и более нормами уголовного закона. Особенность состоит в том, что лицо одним действием, одновременно совершает два и более преступлений, предусмотренных различными статьями уголовного кодекса, такие действия лица представляют совокупность, поскольку ни одна из норм в отдельности не охватывает в целом деяние. В данном случае имеет место идеальной совокупности преступлений, когда Соколовский Р.Г. разместив информацию в видеороликах в сети Интернет, совершил действия направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, одновременно этими же действиями нарушил право на свободу совести и вероисповеданий» (орфография и пунктуация сохранена). 
      Диспозиция ч.1 ст. 282 ничуть не в большей степени определена, чем диспозиция ч. 1 ст. 148. Так, «возбуждением ненависти либо вражды», а также «унижением достоинства» вполне можно счесть негативные высказывания в адрес лиц, исповедующих какую-либо религию; их критику; употребление обсценной лексики. Экспертное заключение по делу Виктора Краснова говорит о том, что в случае, если предметом речи являются догмы и каноны определенной религии, деяние затрагивает не достоинство человека или группы лиц, а их религиозные чувства (то есть имеют место быть признаки состава ч.1 ст. 148 Уголовного кодекса). Тогда как в случае оскорбления по признаку религиозной принадлежности, можно было бы говорить об унижении достоинства группы лиц (то есть – о наличии признаков состава ч. 1 ст. 282 Уголовного кодекса). Грубо говоря – оскорбить Иисуса – значит, оскорбить чувства христиан, оскорбить самих христиан – значит, быть экстремистом. Не ясно, чем вызвано подобное разделение, и почему эксперты сочли, что «религиозные чувства верующих» не «оскорбляют» высказывания, направленные против них самих. 
       Анализируя соотношение ч.1 ст. 148 и ч.1 ст. 282, хотелось бы отметить следующее. Предусмотренные данными нормами деяния направлены против кардинально различных видов охраняемых законом благ. В первом случае объектом уголовно – правовой охраны (по замыслу законодателя) является право на свободу совести и вероисповеданий; во втором – основы конституционного строя и безопасность государства. С объективной стороны оба деяния характеризуются по конструкции формальным составом, могут быть совершены только в форме действия, и в качестве обязательного признака включают публичность совершения действий. Однако, деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 148 характеризуется обязательным проявлением явного неуважения к обществу, тогда как для ч. 1 ст. 282 такой признак отсутствует. Действия в ч. 1 ст. 282 возбуждают ненависть либо вражду, либо унижают достоинство человека (группы лиц) по признаку отношения к религии (в интересующем нас контексте), тогда как действия в ч.1 ст. 148 оскорбляют некие религиозные чувства верующих, но не самих «верующих». Помимо этого, необходимо обратить внимание на не синонимичность понятий «возбуждение ненависти либо вражды», «унижение», «оскорбление», которые характеризуются различным лингвистическим и фактическим содержанием. 
       Кроме того, поскольку исходя из конструкции ч. 1 ст. 148 не ясно, кого считать «верующими», не представляется возможным соотнести данную категорию с «группой лиц по признаку их отношения к религии» либо «принадлежности к какой- либо социальной группе». 
       В соответствии с ч. 2 ст. 17 Уголовного кодекса, «совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями настоящего Кодекса». Однако, не думается, что применительно к ч.1 ст. 148 и ч.1 ст. 282 допустимо вовсе ставить вопрос об идеальной совокупности, с учетом различной направленности и сущности совершаемых деяний. Невозможна ситуация, при которой одно и то же деяние (высказывание) одновременно бы «оскорбило религиозные чувства верующих» и «возбудило ненависть либо вражду» либо «унизило достоинство группы лиц». С субъективной стороны для обоих составов обязательным признаком является цель. При совершении деяния, предусмотренного ч.1 ст. 148, лицо желает оскорбить религиозные чувства верующих; в ч. 1 ст. 282 - возбудить ненависть либо вражду к человеку (группе лиц) по признаку их отношения к религии или принадлежности к социальной группе; либо унизить их достоинство по тем же основаниям. Ситуация, при которой данные составы образуют идеальную совокупность, нарушает международно-правовую и конституционную гарантию не быть осужденным дважды за одно и то же преступление, продублированную в Уголовном кодексе в ч. 2 ст. 6. 
      Существование ст. 282, как и ч.1 ст. 148, вовсе нецелесообразно – обе в равной мере не соответствуют законам логики и правилам юридической техники, содержат в себе неопределенные оценочные категории, что может повлечь (и влечет) существенные злоупотребления со стороны правоприменителей. Недопустимо привлечение к уголовной ответственности за слова и изображения, которые не содержат в себе непосредственных призывов к насилию, даже в том случае, если они в крайне резкой форме высказывают негативную оценку или критику того или иного явления. 

Ю.Ф,

источник

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума
Back to top