Продвижение идей секуляризма в России

Братья навек

елкин карикатуры духовность политика 3394646 

картинка отсюда

Если вы думаете что митрополиты не устают, то глубоко ошибаетесь. Во первых, митрополиты не железные, во вторых они тоже люди, да, да люди и у них те же органы что и у любого человека, пусть он хоть атеист, хоть губернатор. Митрополиты потеют. Когда митрополиты устают они потеют. Кстати запах пота не всегда благоуханный, иногда он и не запах вовсе, а вонь. Это к тому, что и митрополиты воняют.
Как известно, кушают митрополиты пищу дорогую и не всегда доброкачественную. Если бы митрополиты кушали картофель нечищеный отварной, скажем с килькой, то запах пота едва напоминал морской прибой, а поскольку они кушают норвежскую семгу, то пахнут они окислами металлов, пот пропитывает сакос и амофор и к концу службы они воняют, вещи эти не стирают, не вываривают, вонь накапливается и распространяется вокруг. 

Подробнее ...
  • Опубликовано в Статьи

Свобода совести в светском государстве и «латексное религиоведение»

1437624621 religia

Бурьянов С.А., к.ю.н., ведущий научный сотрудник Института свободы совести

Состояние научной разработанности (уровень науки и образования) оказывает значительное влияние на состояние светскости государства и реализацию свободы совести. Не менее очевидно, что уровень научной разработанности проблемы реализации свободы совести крайне слаб. Это касается, прежде всего, методологии и понятийного аппарата.

            Даже в международных правовых документах и в Конституции РФ критерии и границы свободы совести определены в самом общем виде, без учета сущности, природы и значения этого права, что в значительной мере предопределяет «специальные» ограничения по усмотрению власти, в соответствии с государственной вероисповедной политикой.

            Таким образом, правовое регулирование в области свободы совести базируется на принципах, не имеющих четких правовых критериев, и соответствующем понятийном аппарате, частично заимствованном из теологии.       

            Кроме того, неразработанность вопроса соотношения свободы совести и свободы вероисповеданий, применение юридически некорректных разделительных принципов опосредованно предопределяют чрезмерное влияние религиоведения и экспорт соответствующего (религиоведческого и также юридически некорректного) понятийного аппарата: «традиционные» — «нетрадиционные» религии, «культ», «секта» и пр.

       В результате применение юридически некорректных принципов и понятийного аппарата предопределяет тенденции трансформации законодательства, направленные на юридическое закрепление клерикальной идеологизации органов власти, «специальных» привилегий для «полезных» власти религиозных объединений.

            На фоне крайне слабой разработанности методологии для реализации свободы совести, выражающейся прежде всего в приоритете «религиозной политики» над «свободой совести», идеологически ангажированными учеными-религиоведами фактически разрабатывается некорректные обоснование и понятийный аппарат для преследований инаковерующих и инакомыслящих: «духовная безопасность», «религиозный экстремизм», «исламский терроризм» и т.п.

       Как показывает практика, вышеупомянутые некорректные термины из области науки и образования неизбежно проникают в законодательство и сферу деятельности государственных институтов. Как следствие, в России повышаются риски преследований на основе мировоззренческих различий.

      В указанном контексте, самого серьезного рассмотрения требует вопрос влиятельности религиоведения в правовой сфере. Вследствие неразвитости декларируемых конституционных принципов в области свободы совести они сначала подменяются свободой вероисповеданий, а затем ставятся в зависимость от исторически сложившихся государственно-конфессиональных отношений и реальной, формируемой по усмотрению власти, государственной вероисповедной (конфессиональной) политики. Как следствие, огромная роль в решении правовых вопросов в области свободы совести отводится религиоведению.

        Это касается как общетеоретических вопросов, так и практических, например связанных с религиоведческой экспертизой[1]. Так, в условиях отсутствия единого правового определения понятия «религия» эксперты фактически судят о проявлениях религиозности, исходя из собственных представлений о ней.


[1] Более подробно на эту тему см.: Свобода совести: проблемы теории и практики. Монография (под ред. Ф.М. Рудинского, С.А. Бурьянова). М.: ЗАО ТФ «МИР», 2012. – 1120 с.

Подробнее ...

Наука и Религия в светском государстве

304893 600

Встреча Патриарха РПЦМП в Сарове с учеными ядерного центра (фото с сайта Патриархии)

 

(выступление на круглом столе 15 декабря 2016 года, дополненное цитатами и ссылками на источники)

Наука и религия – социальные, общественные практики, отражающие физические процессы восприятия, как свойства и результаты взаимодействия субъектов и объектов (процессов, сред) вселенной. Светское государство – системная основа опережающего развития общества, цивилизации, моделирования человечеством адекватных состояний будущего.

Ключевые слова: светское государство, наука, религия, восприятие, сознание, коммуникация

Подходы к определению понятий, правовые, исторические и физические.

Светское государство – нерелигиозное, управление государственным аппаратом осуществляется не по соображениям идеологии или религии, а в соответствии с Конституцией и Законами государства.  Основа законодательной политики и управления – равные права субъектов  права (частных лиц и организаций) перед Законами Государства.

«… с правовой точки зрения светское государство - мировоззренчески нейтральное государство, принципиально не приемлющее никакое мировоззрение (в том числе религиозное или антирелигиозное) в качестве официальной идеологии, обеспечивающее гражданам возможность свободного мировоззренческого выбора.» (С.М. Алейникова, С.А.Бурьянов  «СВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО в вопросах и ответах: кратко, доступно и актуально»  Москва 2015  https://cloud.mail.ru/public/91Kp/gfzsx958z )

Группы лиц и субъекты, их создающие, взаимодействуют  с другими субъектами права, не нарушая Законов. Законы, фиксация общественных отношений, являются коммуникациями (протоколами связи), обеспечивают неконфликтное существование субъектов в социуме и социума в целом, и, как любые транспортные системы, осуществляют информационный  обмен между всеми субъектами Государства (как системы управления ) и Общества (совокупности личностей и их организаций), создают условия для реализации материального обмена, - ресурсами и продукцией. 

Исторический взгляд на развитие цивилизации (используя шкалу времени, таймлайн, анализируя  не только  письменные источники, но и материальные останки культур и физическое прошлое сред взаимодействия) показывает, что именно практические отношения, обмен товарами и идеями создают отношения, которые фиксируются как законы, записи состояний, правила поведения.

« … эволюция средств культурной коммуникации началась уже в нижнем палеолите: точкой отсчёта можно считать первые стандартизированные орудия и использование огня. С тех пор материальные продукты деятельности несли в себе знаковую нагрузку, так что версификация орудий была одновременно и умножением информационных каналов. Найдены очень древние следы, возможно, свидетельствующие и о попытке процарапать на костях подобие рисунков (например, К. Вульф [2012] ссылается на загадочную табличку из Тюрингии возрастом 300 тыс. лет» (А.П.Назаретян «Нелинейное Будущее»)

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума Движение Брайтс