Продвижение идей секуляризма в России

НАУЧНАЯ ИСТИНА И РЕЛИГИОЗНЫЕ МИФЫ

Map

 

            Наука есть развивающееся в древо познания понятие. Истина – тождество идеально  реально преобразующей деятельности. Поскольку каждое понятие имеет предел применимости,  истина процессивна. Религиозные мифы отвечают мифологическим стадиям становления сознания.

Ключевые слова: наука, развивающееся понятие, процессивная истина, религиозный миф, христианство..

            Наука есть развивающееся понятие. Понятие есть форма мышления, отражающая существенные свойства, связи и отношения предметов и явлений     [1, с. 1039]. Истина есть адекватное отражение предметов и явлений действительности познающим субъектом, воспроизводящее их так, как они существуют вне и независимо от сознания; объективное содержание человеческого познания [1, с. 510].   В нашем философском кружке на физическом факультете МГУ (1963-1964) истина определялась советским философом Генрихом Степановичем Батищевым как тождество идеально и реально преобразующей деятельности.

            Религия (от латинского слова religio – набожность, святыня, предмет культа) есть мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), основанные на вере в существование бога или богов, «священного», то есть той или иной разновидности сверхъестественного; «фантастическое отражение в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, - отражение, в котором земные силы принимают форму неземных» (Ф. Энгельс). Наиболее ранние проявления – магия, тотемизм, фетишизм, анимизм и тому подобное. Исторические формы развития религии – племенные, национально-государственные  (этнические),  мировые (буддизм,  христианство,  ислам). Причина  возникновения – бессилие первобытного человека в борьбе с природой, а в дальнейшем, после возникновения классово-антагонистического общества, - бессилие перед стихийными социальными силами, господствующими над людьми. Преодоление религии марксизм-ленинизм связывает с революционным переустройством общества на коммунистических началах: «… религия будет исчезать в той мере, в какой будет развиваться социализм. Её исчезновение должно произойти в результате общественного развития, в котором крупная роль  принадлежит воспитанию» (К. Маркс) [1, с. 1117]. Мифология (от греческого  mythos – предание, сказание) есть совокупность мифов, рассказов о богах, героях, демонах, духах, отражавших фантастические представления людей в доклассовом и ранне-классовом обществе о мире, природе и человеческом бытии  [1, с. 814].  

Эти определения времён социалистической России (СССР) полезно напомнить после 1991 года. В школе города Молотова (Перми, 1945-1955) я спросил у учительницы истории, что будет после коммунизма? Она нервно рассмеялась, но ответить не смогла. Сегодня мы видим: это снова капитализм -  математическое моделирование истории предсказывает либо авторитарную (социализм), либо либеральную (капитализм) относительно устойчивую социальную систему. В августе 1991 года была борьба против ГКЧП (в ней я,  автор данной статьи,  активно участвовал как командир сотни в Живом кольце у стен Белого дома [2, 3]), и в декабре 1991 года СССР распался (к власти обычно приходят не непосредственные участники революционных событий: у изменения политической карты мира и смены правящих элит своя логика). После прорыва в посюсторонность «сверхъестественных» так называемых высших сил как сил на самом деле естественных Россия снова отступила в тыл борьбы науки и религии. Наука локализована на фронте борьбы за новое знание, а религия ориентируется на средний познавательный возраст народного большинства, которое находится в тылу фронта борьбы за новое знание и свидетельствует о поражении интеллектуального движения от незнания к знанию: познавательный процесс не линеен и  иногда испытывает фазу деградации. Рост религиозности свидетельствует об интеллектуальной деградации общества и возвращении к сказкам для взрослых под разговоры о так называемой духовности: тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман (ведь первично не знание о бытии, но само бытие как таковое).  

            В чём обман? В том, что религий много, и они догматически друг с другом не совместимы, тогда как опирающаяся исключительно на факты и логику наука - одна. Религии основаны на разных религиозных догматах, тогда как анти-догматичная и самокритичная наука живёт поиском единой для всех научной истины. Религия – сказка для взрослых, и возврат к ней свидетельствует об интеллектуальной инфантильности части людей, живущих не только наукой. Пламя истины обжигает слабых духом людей. Когда общество в результате социальных катаклизмов возвращается в чём-то на примитивный дохристианский и доисламский уровень, движение от интеллектуального хаоса к монотеизму есть движение вперёд к  моральному оздоровлению. Имеет место развилка-бифуркация: перед лицом новых препятствий одна часть народа отступает в религиозный тыл, а другая в духе интеллектуальной строгости и трезвости прорывается дальше вперёд. И всегда были и будут люди разного биологического и познавательного возраста. Россия снова частично  впала в религию с её акцентом на силы потусторонние, сверхъестественные. Дело науки демистифицировать кажущееся мистическим и находить естественное объяснение кажущемуся сверхъестественному.

            Григорий Померанц и Зинаида Миркина [10, c. 195-196] пытаются защитить религию от рационального анализа: «Глубины каждой религии едины в подлинном, так же как все люди едины в Боге… .  Во всякой мировой религии есть некое духовное ядро, есть труднодоступная глубина. Это глубинное ядро каждой религии гораздо ближе к глубинному ядру другой мировой религии, чем к своей собственной периферии. И в каждой религии путь в глубину открывается только великому личному усилию. Если принять, что каждое вероисповедание – это язык истины, то совсем не надо забывать свой родной язык, изучая другие. Знание других языков обогащает свой собственный. И есть глубокая радость находить общие корни в самых далёких языках и чувствовать дыхание «праязыка», или «доязыка» - того самого Творящего Духа, который веет, где хочет». Увы, научным фактом является то,  что на самом деле Бога нет. Ведь это скорее символ смысловой упорядоченности бытия, чем воображаемый абсолютный Субъект, сотворивший мир: самоорганизующийся мир не нуждается в надмировом и  внемировом Творце. И уж если говорить о единстве людей, то стоит помнить о буддийской мировоззренческой установке, исходящей из ложности членения мира на субъект и объект. Следует серьёзно относиться к полному спектру мировоззренческих установок человечества за всю его историю, но не абсолютизировать теизм как часть этого корпуса всех установок. Уж лучше честно сказать, как сказал Тертуллиан (160-220): «Верую, ибо это абсурдно». Тем самым этот мистический материалист честно развёл далеко друг от друга веру и разум, не ссылаясь на воображаемую глубину, которая всегда относительна. Для него «Сын Божий распят… И Он восстал из мёртвых; это бесспорно, потому что невозможно». В эпохи абсурда вечность постигается через абсурд   [10, c. 157].

           Здесь можно вспомнить и С. Л. Франка: «Непостижимое постигается непостижением». Можно вспомнить Ф. Тютчева: «Мысль изреченная есть ложь». В буддизме вообще в Начале было не Слово, но Шунья-пустота, молчание, отсутствие слова, мистически отождествляемое с полнотой. Ответом здесь служат слова прочитавшего Коран Пушкина: «Плохая физика, но зато какая смелая поэзия!» Но это уже скорее относится к чувству, переживанию истины, нежели собственно к истине с её процессивной мощью. О тяготении к чувству  говорят, в частности,  Г. Померанц и З. Миркина [10, c. 63] в рассуждении о едином боге Яхве: «Человеческий разум и чувство справедливости осудили Зевса. Яхве богословов и жрецов тоже осуждён разумом. Но Яхве духовидцев и поэтов стряхнул оковы человеческих представлений о Себе и появился во всём величии Своей бесконечности». Однако, капитуляция разума перед эмоцией приемлема для тянущихся к теплу поэтов, но не для учёных с их суровой прозой холодной научной истины.  Конечно, не единой наукой жив человек, но научная истина для всех одна.    

             Человек (и человечество) с точки зрения космологии существует одно космическое мгновение, но он живёт мгновенным ликом вечности. Почему-то именно религия пытается интеллектуально приватизировать апелляцию к вечности, хотя только наука способна познавать инварианты истории в адекватной форме. Как было сказано, научная истина для всех одна - в отличие от субъективной религиозной правды, своей для каждой исторической эпохи различных государств. И эта истина процессивна, поскольку каждое научное понятие имеет предел применимости и непрерывно обобщается с сохранением всего ценного предыдущего уровня знания. Отдельный человек живёт в среднем около 2/3 столетия, пару миллиардов секунд. За это время обновляется более чем семимиллиардное человечество. Это означает, что  каждую секунду в среднем более трёх человек умирает и более трёх рождается. Таким образом, в каждое мгновение настоящего соприсутствуют люди всех биологических и познавательных возрастов.

            Человек проходит различные мифологические стадии становления сознания – первобытные структуры сознания, античный политеизм, мировые религии, научное мировоззрение. Иначе эти структуры именуются: гилозоизм, анимизм, панпсихизм, реализм. Это путь от виртуальной реальности к реальности действительной. Гилозоизм (от греческого  hyle – материя, zoe – жизнь) берёт начало от ионийской школы Эмпедокла (490-430 годы до новой эры) и учит о всеобщей одушевлённости материи: раз мы живые, то и всё вокруг живое. Анимизм (от латинского animus – душа) – вера в существование душ и духов. Заметим, что душа и дух – не субстанции, но атрибуты чувствующего и мыслящего человека, и это не «что», но «как», функция, способ существования  эмоциональной сферы жизни человека. Панпсихизм (от греческих слов pan – всё и  psyche – душа) - идеалистическое представление о всеобщей одушевлённости природы, результат развития анимизма до представления о психической реальности как подлинной сущности мира [1, с. 964]. Душа – понятие, выражающее исторически менявшиеся воззрения на внутренний мир человека; в религии и идеалистической философии душа - особая нематериальная субстанция, независимая от тела. Одним из центральных понятий философии неоплатонизма является мировая душа как движущее начало космоса и посредник между бестелесным идеальным миром и созидаемым мировой душой миром чувственным [1, c. 811]. Дух – невещественное начало мира, отличное от природного материального начала. Приписывание атрибуту субстанции статуса особой субстанции,   овеществление невещественного, функции – источник идеализма. Но идея (форма отражения внешнего мира) как форма передачи информации (от латинского слова information – осведомление) всегда имеет тот или иной материальный носитель.

            Появление разумной жизни во Вселенной – структурно устойчивое явление. Поясним понятие структурной устойчивости.  Например, точка как пересечение прямых меры (размерности) 1 на плоскости меры 2 – структурно устойчивое множество меры 0. В математике особое множество (центр и граница круга, и так далее) имеет меру нуль, в физике – малую область. Около каждой звезды существует зона совместимых с жизнью температур для находящихся там планет. Например, на Венере 500 градусов Цельсия и жара, а на Марсе 50 градусов мороза, то есть вода - либо газ, либо лёд.   На Земле температура воды и игра электромагнитных (задающих форму тел) и гравитационных (удерживающих тела) сил совместима с жизнью. И около каждой звезды (а их в нашей Галактике больше ста миллиардов) существует зона совместимых с жизнью температур (экосфера).

            В жизни человека проза сосуществует с поэзией. Поэзия обычно живёт в виртуальной реальности и одушевляет мир. Вспомним слова поэта-философа Фёдора Тютчева (1803-1873):

Не то, что мните вы, природа,

Не слепок, не бездушный лик –

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык…

Они не видят и не слышат,

Живут в сём мире как впотьмах,

Для них и солнцы, знать, не дышат,

И жизни нет в морских волнах.                                             

И языками неземными,

Волнуя реки и леса,

В ночи не совещалась с ними

В беседе дружеской гроза!

            Приведу и своё стихотворение с одушевлением зимы и её защитой от весны:

Ну, вот и ты, жестокая весна,

Взошла на трон языческой природы!

Зима алмазная тобой оскорблена,

И грязные твои разлились воды.

Скорей спеши, ведь столь недолог век

Сладкоголосой песни соловьиной!

Звенящим льдом твой обернётся бег,

И всё замрёт под снежною лавиной.

            Если поэзия тяготеет к анимизму, то религия тяготеет к панпсихизму, к первичности Духа и вторичности созданного им мира с человеком, одушевлённым и одухотворённым этим  надприродным Духом-Творцом. Античный политеизм сменился буддизмом и теизмом (его виды: иудаизм, христианство, ислам). Буддизм возник в 6-5 веках до новой эры в Древней Индии [1, c. 175]. Буддизм абсолютизирует единство субъекта и объекта, исходит из ложности членения Единого на Творца и творение, из первичности единства Я и не-Я. В буддизме нет души как неизменной субстанции, нет противопоставления субъекта и объекта, духа и материи, нет Бога как высшего существа. Буддизм отрицает потусторонность освобождения и выступает за отрешённость от мира. Исходным элементом мира буддизм считает дхарму с её изначальной психофизической природой. Жизнь – динамика системы дхарм, смерть – их распад. После неё возникает новая комбинация дхарм, и вспыхивает новая жизнь. Души как отдельного душевного (чувствующего) и духовного (разумного) существа внутри человека нет. Смена поколений – это перерождение души и продолжение вечного её становления. Нирвана как потухание огня жизни не означает его исчезновения, но это иное состояние жизни. Не случайно у греков сон и смерть, Гипнос (hypnos) и Танатос (thanatos)– близкие состояния человека. Путь спасения может быть широким, коллективным  (махаяна) или узким, индивидуальным  (хинаяна).  Буддизм воспринимает одушевлённость и одухотворённость как силы экстенсивные, тогда как научный диалектический материализм (его представителем был и один из творцов квантовой механики Владимир Александрович Фок, 1898-1974)  рассматривает разум как редкое, но структурно  устойчивое явление в эволюционирующем космосе.  

            Теизм  абсолютизирует творческую способность человека в образе Бога-творца как пребывающей вне мира абсолютной потусторонней личности и действующей в созданном им мире. Человек способен к обожению, оно – его цель. Но, по сути, целая пропасть разделяет Творца и творение.  Возникает поляризация мировоззренческих установок человечества с акцентом либо на Субъект как на источник самого мира (объекта творения),  либо на Единое как на первичное исходное единство субъекта и объекта, в котором (в Едином) субъект в конце концов снова растворяется, снимая поляризацию действительности на Я и не-Я.      

            Теизм начался с иудаизма. Иудаизм как культ бога Яхве (и он слышится в именах Йоханаан, Иоанн, Иоганн, Иван) возник в первом тысячелетии до нашей эры в Палестине. Название культа происходит от Иегуда как древне-еврейского обозначения религиозных верований евреев [4, c. 397]. Первые иудеи-кочевники начали с сакрализации важных объектов окружающего мира – моря, гор, Луны, Солнца, растений и животных. При вторжении в Палестину около трёх с половиной тысяч лет тому назад они заимствовали у племени хананеев новые религиозные обряды в дополнение к старым обрядам священных плясок (их мы и сегодня видим в некоторых африканских племенах), обрезания и так далее. Сакрализацию природных стихий они перенесли на воображаемых идолов (ваалов) и на реальных вождей и старейшин.

            Вспомним, что и многие советские бойцы (в том числе и мой отец Феофан Феодосеевич Полищук, 1911-2007) в войне 1941-1945 годов шли на смертельный бой «За Родину! За Сталина!» Тут имела место естественная персонификация основных ценностей народа на изломе истории. И. В. Джугашвили (1879-1953) это понимал, втолковывая однажды сыну Василию: «Ты не Сталин, я не Сталин, он – Сталин!», и показывал на свой портрет на стене. Вспомним, что и Маркс говорил, что он не марксист, чтобы отмежеваться от догматичных последователей. Да и Гаутама Будда (623-544 до н. э.) не был вполне буддистом, говоря словами о важности молчания (впрочем, одна из его проповедей свелась к тому, что он принёс с собой красивый цветок и всё время только молча улыбался). Для Гегеля, например, «быть другим», оставаясь в то же время «самим собой», - это значит обладать и реальным, и идеальным бытием [4, с. 222].  Человек нуждается в конкретизации абстракции в виде знакомого ему образа. И Сталин был символом единения советского народа, заменившим Бога как символ в значительной мере потусторонний с приписыванием ему физического бессмертия.

            Около трёх тысяч лет назад политеизм иудеев склонился к монотеизму с главным богом Яхве (Иеговой). Иерусалим, Рим, Афины – вот треугольник в основании рождения европейской цивилизации, к которой Петр Первый прорубил окно на Восток, а Екатерина Вторая – на юг. Иерусалим – символ священства, Рим – символ государственности, Афины – символ учёности. Природа в 18 веке представлялась иудеям-хасидам одним из проявлений Бога, а материальные тела считались сакральными божественными искрами. И каждая такая искра стремится избавиться от материальной оболочки [5, c. 432]. Здесь налицо тяготение от дуализма к монизму с упором на Субъект в лице Бога как абсолютной личности, а не на объект. С точки зрения материализма человек – материя. Но он – полюс её сложности в виде одушевлённого существа (живое и не испытывающее боли растение сохраняет своё место, а животное движется  и тем лучше адаптируется к среде) и существа разумного (разум с его пониманием и предвидением улучшает адаптацию).

            Переход к абсолютной шкале в частном случае термодинамики означает переход к абсолютной температуре, где нет отрицательных температур, и в формулы входит только неотрицательная абсолютная температура в градусах не Цельсия, ориентированных на учёт жидкого состояния воды, но Кельвина. В хасидизме нет зла, а то, что считается злом, есть просто меньшая мера добра. Нет также и греха как самостоятельного понятия, поскольку грех – просто меньшая степень, предформа блага, благостности. То есть Бог равно обитает и в священнике, и в простолюдине (в частности, и в «попе, и в работнике его Балде»). И Бог не менее зависит от человека, чем человек от Бога: «человек – как бы лестница, вершиною своею упирающейся в небо; все его поступки и слова оказывают воздействие на небесные сферы» [5, 6]. Физические состояния и акты человека (бодрствование, сон, приём пищи и так далее) переосмысляются как акты теургические, влияющие на мировое бытие. Отмена «материального наличествования» осуществляется не через разум, но через эмоцию в её предельном напряжении, через экстаз. Источником чувства считается животная душа человека. При этом только отличная от неё божественная душа человека - источник разума и духа (тут хасиды размывают границы сакрального и профанного). Основными свойствами божественной души у хасидов являются два разума – потенциальный и действенный. И познание есть слияние познающего субъекта с познаваемым объектом. Этот субъектный монизм хасидизма сближает его с современной экзистенциалистски ориентированной философией.

            Рим, Афины, Иерусалим – центры средиземноморской цивилизации античности и Средних веков. Рим стал столицей католицизма с центром в Ватикане, провозгласившим себя отдельным государством. В 1054 году христианство разделилось на западное (католицизм) и восточное (православие). Отличие католицизма от православия - в догматах о природе отношений в Живоначальной Троице: Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Дух святой. Бог-Отец – молчаливое безначальное Начало всего. Бог-Сын (Логос, Слово) – данное человеку конкретное воплощение ипостаси (от греческого hypostasis – сущность, основание, в христианстве – форма проявления) Бога-Отца. Бог-Дух святой – это принцип динамики, связи Бога-Отца и Бога-Сына.  Благодать святого Духа (благо, добро) в католицизме идёт как от Бога-Отца к Богу-Сыну, так и от Бога-Сына к Богу–Отцу,               по-латински filioque (и от Сына). Это добавление 7-го века к христианскому католическому «Симолу веры» (4-й век) в догмате Троицы не приняла православная Церковь. Возникло разделение церквей (схизма) на католичество и православие. Советский энциклопедический словарь [1, c. 1098] видит причину разделения в борьбе за верховенство между римскими папами и патриархами Константинополя. Начавшееся в 1054 году разделение церквей завершилось в 1204 году с завоеванием Константинополя крестоносцами. Сам распад Римской империи на Западную и Восточную (Византию) был не случаен и связан с неравномерным развитием её частей. Этот распад был связанным в конечном счёте с геополитическими факторами, коренящимися в факторах географических (расстояния, рельеф местности, климат, растительность и так далее).   

            Мы здесь изложим свою версию различия католической и православной догматики на антидогматичном языке науки, изложенном в книге Дмитрия Сергеевича Чернавского (1926-2016) [7].  Пустьf 1  как функция времени и двух пространственных координат x, y на области поверхности означают концентрацию элементов i-го типа, f 2- характерное время их авторепродукции (воспроизводства),  f 3- коэффициенты внутренней конфронтации (тесноты),f 4 - коэффициенты внешней конфронтации, f 5- коэффициенты диффузии, меры скорости распространения по территории или в многомерном пространстве. Тогда динамику информационной системы на поверхности (скажем, Земли с её системой образующихся из множества племён государств) можно описать системой уравнений Чернавского (ниже считаем внутреннюю конфронтацию меньше внешней, иначе нет роста кластеров, областей носителей различной информации: :

 f    (1)

             Если в качестве начальных условий выбрать случайное распределение 600 носителей информации по суше Европы (это примерно соответствует числу различных княжеств, общин и других социальных объединений), а коэффициенты конфронтации различающимися не слишком сильно, то моделирование этнополитической динамики после нескольких сотен тактов программы покажет Европу как множество племён (в том числе полещуки – жители Полесья, по-украински Полiсся),  а после нескольких тысяч тактов даст примерную политическую карту Европы, коррелирующую с картой географической [7]. Естественные географические препятствия в значительной степени определяют карту политическую.

            Естественное обобщением уравнений Чернавского достигается введением неотрицательных коэффициентов внутренней и внешней консолидации:

f2    (2)

По большому счёту это частный случаем уравнений (1), но теперь знак коэффициентов может меняться (да и солидарность – это не конфронтация), и кластеры (области носителей информации каждого типа) могут быть погружены в область другого типа. Возможно, в перспективе единое будущее мировое государство будет всё состоять из таких областей. Политические границы – это одно, а распространение различных экономических зон влияния по всей Земле – это нечто другое: будущее единство может оказаться довольно пёстрым. Сохранится ли военная конфронтация? Видимо, да, как сторожевая функция, поскольку государства или области всегда будут различаться специализацией и степенью зрелости органов управления и людей.    

            В общем случае динамики социума в пространстве состояний динамической информационной системы притягивающим множеством, аттрактором является система либо авторитарная, либо либеральная. Параметром порядка при этом является удельное количество жизненных ресурсов в расчёте на индивида. Если этих ресурсов меньше некоторого критического значения, то возникает авторитарная система с конкуренцией между различными кластерами, объединениями индивидов. Если этих ресурсов больше критического значения, то возникает система либеральная с конкуренцией между отдельными индивидами.   В авторитарной системе общее выше личного, благодать как мотив поведения выше закона и формальных правил. В либеральной системе личное выше общего. Нет сакрализации власти, которая здесь – просто нанятый менеджер. Конкуренция имеет место между индивидами.     

             По современным научным представлениям человек – структурно устойчивое порождение космоса по закону его эволюции, смысловая сингулярность Вселенной [3]. Динамика космоса определяется фейнмановским интегралом по путям эволюции физической системы. По гречески фюсис – это природа, то есть всё и то, как это всё устроено и изменяется. Физика в широком смысле этого слова – единственная наука о мире, улавливающая его смысловой стержень. Например, психология есть природа,  физика эмоциональной сферы человека, социология – физика социума, и так далее. Мир – самоорганизующаяся система, в которой информация (запомненный выбор) неотделима от её материального носителя. И если полная масса-энергия замкнутой физической системы (в том числе всего физического мира) сохраняется, то информация как мера сложности и отрицание хаоса, энтропии, как негэнтропия, не сохраняется. В физике физическая величина есть оператор, и гамильтониан – оператор сдвига системы по времени, а масса-энергия – собственное значение этого оператора. Поскольку гамильтониан сам с собою очевидным образом коммутирует, полная масса-энергия замкнутой физической системы сохраняется, и вечный двигатель невозможен. Это предложение можно считать доказательством теоремы о невозможности вечного двигателя, хотя неадекватные люди до сих пор придумывают и патентуют вечные двигатели как некие теплогенераторы с коэффициентом полезного действия более 100%. На самом деле там тепло возникает подключением других его источников при сохранении полной массы-энергии физически замкнутой системы.

            Фейнмановский интеграл по путям – это интересная эвристическая идея самоорганизации природы. Между двумя состояниями физической системы суммируются все возможные пути эволюции (с возвратом во всё возможное прошлое и с  предвосхищением всех будущих вариантов далёкого будущего, со сдвигами во все возможные пространства), и в результате их взаимной компенсации с наибольшей вероятностью выживает только эволюция, отвечающая экстремуму действия (интегралу от плотности лагранжина по пространству-времени как миру событий; это скалярная кривизна без дивергенциального члена со вторыми производными метрики четырёхмерного мира событий).

            В общей теории относительности как теории гравитации материя прогибает геометрию пространства-времени: материя указывает пространству-времени, как ему прогибаться, а геометрия указывает материи, как ей двигаться. Например,  на сфере две пробные частицы, начавшие на экваторе параллельное  инерциальное движение, столкнутся на полюсе, испытают «притяжение»: сфера имеет положительную кривизну, поскольку обе соприкасающиеся окружности сечения сферы проходящими через нормаль к ней и ортогональными друг другу плоскостями имеют центры  по одну сторону от поверхности. На седлообразной поверхности эти центры расположены по разные стороны от поверхности, и кривизна как произведение главных кривизн (обратных радиусам соприкасающихся окружностей) двух сечений ортогональными плоскостями есть величина отрицательная. Кривизна определяется в пространстве-времени для каждого двухмерного направления. На поверхности Земли кривизна вдоль ортогональных ей вертикальных 2-направлений отрицательна (сумма углов выполненного лазерными лучами треугольника меньше двух прямых углов), а в горизонтальном 2-направлении кривизна положительна (сумма углов треугольника, образованного тремя большими окружностями при сечении проходящими через центр сферы плоскостями, больше двух прямых углов; для треугольника из отрезка земного экватора и пары меридианов это очевидно ).  Так что неевклидова (риманова) геометрия мира всегда рядом с нами.

            Гравитация и инерция локально эквивалентны (принцип локальной эквивалентности Эйнштейна).  Движение по инерции в искривлённом мире событий эквивалентно гравитации. Общая теория относительности Эйнштейна (1915) приравняла тензор кривизны Эйнштейна (это свёртка по двум индексам дважды дуального тензора кривизны Римана с четырьмя индексами) тензору энергии-импульса материи с постоянным множителем в виде константы Эйнштейна. Её малость (там в числителе постоянная тяготения Ньютона с коэффициентом 8п, а в знаменателе – четвёртая степень огромной скорости света 300 000 километров в секунду) объясняет малое отклонение геометрии мира от плоской на поверхности Земли. Если подбросить камень вертикально вверх со скоростью отрыва около 11,3 километра в секунду, то он удалится на бесконечность, где гравитация уменьшается до нуля. Если массу Земли  6*10-27г сжать до предельной планковской плотности , то она станет шариком размером в 9 миллиметров, и скорость отрыва возрастёт до предельной скорости света  3*1010см/с.

            Полная масса Метагалактики равна примерно 10 в степени 56 граммов. Это около ста миллиардов галактик со ста миллиардами звёзд в каждой (масса Солнца как средней звезды равна 2*1033г), это даёт менее 5% видимой материи. Впятеро больше имеется так называемой тёмной материи, которая проявляется в гравитационном влиянии на вращение галактик. Остальная масса определяется фоновой кривизной, плотность которой определяется космологической постоянной (это около 10-56см-2).

            Первоначальное единое физическое взаимодействие при Большом взрыве 13,7 миллиардов лет тому назад распалось и разделилось на сильное (она склеивает нуклоны в ядрах атомов и экспоненциально ослабевает с расстоянием), электрослабое (оно распадается на неустойчивое слабое и устойчивое электромагнитное) и гравитационное (последнее для электронов примерно на 40 порядков слабее электрического и определяется постоянной тяготения Ньютона). При принятии постоянной Планка и скорости света за единицу постоянная Ньютона равна планковской площади: G=2,6*10-66 см2, а произведение √ на планковскую массу (mpl√hc/2пG Ξ 2*10 -5 г) есть величина безразмерная. Если считать, что при Большом Взрыве эта масса не изменилась, то размерная планковская масса была больше примерно на 20 порядков, а объём был  на 60 порядков больше куба планковской длины, равной . Это означает, что в прежнем планковском 3-объёме умещается примерно 1060 современных планковских 3-объёмов. Умножая 1060 на современное значение планковской массы 2*10 -5 г , мы и получаем современную массу наблюдаемой Вселенной порядка 1056 . Таким образом, Вселенная была и остаётся чёрной дырой (изменение знака времени делает её антиколлапсирующей белой дырой), перестроившейся из-за изменения значений  фундаментальных физических констант (ФФК) в результате распада единого физического взаимодействия (полная масса-энергия с учётом отрицательной потенциальной гравитационной энергии была и осталась равной нулю).  Такова наша гипотеза о связи массы Метагалактики со значениями ФФК [8].           

            Но вернёмся к уравнению Чернавского (1). Из него следует, что в случае недостатка жизненных ресурсов аттрактором является авторитарная система, а при их значении более критического значения – либеральная система. Это объясняет возникновение авторитарной системы в России с её большими территориями (и длинными дорогами, удорожающими жизнь) и холодным климатом (две трети территории России – вечная мерзлота) и возникновение либеральной системы в Европе. Сегодня, без Третьей мировой войны, Россия перешла в смешанное состояние. Россия возникла расширением Московии (так Русское государство называли иностранные географы в 16-17 веках) до Тихого океана. Морские метрополии расширялись подчинением колоний. Континентальная Российская империя расширялась превращением новых этносов в союзников русского этноса (покорение, например, Казанского и Астраханского ханств сменилось братанием с покорёнными народами).  Не случайно Фёдор Достоевский (1821-1881) с его поисками общественной и человеческой мировой гармонии говорил о всемирном духе русского народа. После монархической Российской империи (1721-1917)  возник СССР как первое в истории социалистическое общенародное государство (1922-1991), союз республик; РФ – их федерация, в которой её члены имеют собственные органы законодательной и исполнительной власти.       

            В либеральной системе личное выше общего, и роль личности увеличивается. Этим и объясняется, что в католицизме благодать идёт и от Сына (филиокве), а в православии – только от Бога-Отца к Богу-Сыну. Религия мистифицирует реальные социальные отношения, адекватно изучаемые только  постоянно самообновляющейся наукой.

            Догматизм религии тоже понятен: до понимания и возникновения внутренних запретов действуют запреты внешние. Но когда, например, Джордано Бруно (1548-1600), придерживавшийся позиции гилозоизма и гелиоцентрической космологии Коперника, стал учить о бесконечности Вселенной, бесчисленности миров (современная космология на новом уровне допускает многомировую Вселенную) и населённости живыми существами каждого небесного светила, Церковь увидела в этом умаление уникальной роли Христа (Бруно и сам переживал отпадение его от материнской религии, но его разум не мог смириться с отказом от открытого им потенциального многообразия мира) и сожгла его живьём на площади Цветов в Риме как еретика. И это – преступление, поскольку Церкви не хватило интеллектуального мужества бороться с инакомыслием на почве только самой мысли. Моральная сила здесь осталось на стороне могучего самокритичного научного разума, а не на стороне догматической консервативной веры.

            В нашу эпоху борьба мировоззрений продолжалась. Можно, например, вспомнить о поддержке И. В. Сталиным агробиолога Т. Д. Лысенко (1898-1976) с надеждой, видимо,  на вывод новой породы советского человека на пути мичуринско-лысенковской агробиологии, а не «буржуазного вейсманизма-морганизма» и генетики. Одним его жестом стала поддержка С. И. Вавилова (1891-1951), ставшего при его участии президентом АН СССР, другим – арест и смерть его брата Н. И. Вавилова (1887-1943), открывшего закон гомологических рядов в наследственной изменчивости организмов (1920) и умершего от голода в саратовской тюрьме (его не расстреляли сразу только из-за его мировой известности).

            Религия будет всегда, как всегда останутся волшебные сказки для детей, только со временем понимающих, что «сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок». Но победа всегда будет за наукой с её силой факта. Но не с науки всё началось, а с бессловесного бытия человека как такового. Каждый из нас возник в лоне матери как одноклеточное существо в момент зачатия и соединения половины мужских генов отца и половины женских генов матери. В досознательном развитии плода заключён ключ к пониманию его дальнейшей сознательной жизни. Что именно мы наследуем от отца и что от матери – дело случая. Сама встреча наших родителей была в значительной степени случайной, но не случайной была необходимость их встречи для продолжения рода и народа: ведь у каждого из родителей были свои родители, и вся биосфера состоит из далёких и близких наших родственников: растения, рыбы, птицы, млекопитающие и так далее. Начало каждого – необходимая случайность. Род – цепь индивидов-звеньев, не имеющих смысла вне рода. Гибель индивида – прерывание родовой цепи, но кроме физических детей индивид оставляет потомкам свой вклад в социально-культурный наследственный код.

            Почему человек существует в двух состояниях, мужском и женском? Потому что необходима самокоррекция наследственного кода как предпосылка всего живого: сохраняется вопреки времени только то, что воспроизводится снова и снова, перезаписывается. Генетический код – это большой длины слово как последовательность аминокислот, составленная из небольшого количества букв как его элементов.

            Что касается алфавита, то каждая буква имеет свою историю. Например, буква А – это схематическое перевёрнутое изображение головы священного египетского быка Аписа. Не будем говорить о различии идущего для нас от финикийцев  слогового письма и иероглифов, составленных из нескольких исходных элементов.

            С точки зрения науки исходными элементами являются атомы, точнее, элементарные частицы. При этом каждая частица является резонансной модой колебания одномерной струны или браны большего числа измерений. Для Демокрита, жившего около двух с половиной тысяч лет тому назад, мир есть различные неразрушимые атомы и пустота. Атомам присущи (действующие на органы чувств и вызывающие у человека ощущения) истечения. Высшей ценностью для человека Демокрит считал душевное спокойствие, безмятежность и невозмутимость (по-гречески атараксию), граничащую с бесстрастием (по-гречески апатией). Для души Демокрит придумал особо тонкие атомы.  Сегодня физика учит, что различные частицы суть различные состояния одной частицы. Поэтому они способны превращаться друг в друга, а столкновение двух субсветовых частиц, способных иметь сколь угодно большую массу движения в системе центра масс, рождает много частиц (таковы атмосферные ливни частиц, возникающие при попадании  высокоэнергетических космических частиц в атмосферу).         

            Интересна мысль Демокрита об истечении атомов. Все частицы имеют массу движения. Масса является гравитационным зарядом: все массы тяготеют друг к другу, и это взаимодействие обеспечивается обменом между частицами виртуальными гравитонами спина (внутреннего квантового механического момента вращения)  2. Эти гравитоны – своего рода истечения массы. Все физические взаимодействия, включая универсальное гравитационное взаимодействие (нулевой гравитационный заряд означает отсутствие частицы), вызвано обменом виртуальными (реально не уловимыми) частицами.

            Масса частицы является компонентой её 4-импульса, содержащего также пространственный 3-импульс, длина которого равна массе. Квадрат 4-импульса равен разности квадрата массы (в случае суммы время не отличалось бы от пространства: квадрат интервала между близкими событиями равен разности квадратов временной и пространственной компонент разделяющего события 4-вектора) и квадрата 3-импульса, и при их равенстве квадрат 4-импульса обращается в нуль. Поскольку собственным значением квантового оператора скорости является только плюс-минус скорость света, все частицы рождаются в световом состоянии с ненулевым 4-импульсом нулевой длины. Масса равна произведению постоянной Планка (если скорость света и размерную постоянную тяготения Ньютона принять за единицу, то она равна квадрату планковской длины, и наоборот: ему равна постоянная Ньютона  при принятии размерной постоянной Планка за единицу) на частоту, равную, в свою очередь,  скорости света, делённой на длину волны частицы, всегда имеющей и волновые свойства. Локализация связана с пакетом волн, и абсолютная локализация в точке требует суммы бесконечного набора волн. Принцип неопределённостей связывает степень неопределённости локализации и 3-импульса.    Мы знаем, что частота звука меняется при изменении скорости движении наблюдателя относительно источника звука, так что и масса движения растёт до бесконечности при росте скорости частицы до скорости света относительно наблюдателя.

            Сумма двух скоростей, одна из которых равна скорости света, по релятивистскому закону сложения скоростей  равна снова скорости света. Строго говоря, скорость света – не скорость, а исходное состояние любой частицы при её рождении. Представим себе воображаемого безмассового наблюдателя, скорость которого увеличивается до скорости света. Мы знаем, что вертикально падающие капли дождя для несущегося в поезде и выглянувшего в окно  наблюдателя кажутся ему падающими спереди прямо в лицо. Вот и изображения звёзд небосвода в пределе световой скорости кажется ему идущими из апекса движения с неограниченным голубым смещением (эффект Доплера). Свет от находящейся в антиапексе движения звезды испытывает неограниченное красное смещение (летящие со скоростью света фотоны не достигают удаляющегося от звезды со скоростью света наблюдателя), и она просто тает и её изображение исчезает. Весь мир для светового наблюдателя  – летящая ему навстречу со скоростью света плоская волна. При этом из-за лоренцева сокращения длин расстояние как до далёкой звезды впереди, так и до далёкой звезды позади обращается в нуль (ведь в лоренцевом множителе стоит разность единицы и квадрата скорости движения в долях скорости света, равная нулю при сохранении и изменении знака скорости света). Так что световой наблюдатель тратит нулевое собственное время (это длина дуги его мировой линии в пространстве-времени), и 1+3 расщепление мира событий на время (даже для неподвижного наблюдателя время идёт, и длина дуги его мировой линии идёт вдоль оси времени) и на 3-пространство для воображаемого светового наблюдателя превращается в 2+2 расщепление как расщепление первичное. Релятивизм действует на картину мира по принципу «коготок увяз - всей птичке пропасть». Время и пространство оказываются вторичными понятиями относительно мира событий как нового абсолюта: время и пространство (множество одновременных событий)  состоят для разных наблюдателей из разных наборов событий. Их точечность – тоже допустимая только для известных пределов идеализация, и будущая физика даст описание их многомерной структуры. Если квантовое пространство-время имеет размерность 10, то размерность события как компактного элемента пространства планковского масштаба равна 6: пространство-время имеет зернистую структуру с атомами пространства и времени. Откуда же возникает состояние покоя, которое вначале кажется первичным (хотя первично световое состояние)? Из-за систематического взаимодействия элементарной физической частицы с бозонами Хиггса (каждый с массой около 2*10-22 г и с нулевым спином) её 3-импульс меняет знак, и она испытывает световое дрожание, так что кажется неподвижной и занимающей малую пространственную область.

            Согласно Исааку Ньютону (1643-1727) [9], абсолютное, истинное математическое время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему, протекает равномерно, и иначе называется длительностью. Относительное, кажущееся или обыденное время есть или точная, или изменчивая, постигаемая чувствами, внешняя, совершаемая при посредстве какого-либо движения, мера продолжительности, употребляемая в обыденной жизни вместо истинного  математического времени, как-то: час, день, месяц, год.   Абсолютное пространство по самой своей сущности, безотносительно к чему бы то ни было внешнему, остаётся всегда одинаковым и неподвижным.  Относительное есть его мера или какая-либо ограниченная подвижная часть, которая определяется нашими чувствами по положению его относительно некоторых тел и которое в обыденной жизни принимается за пространство неподвижное: так, напр., протяжение пространств подземного воздуха или надземного, определяемых по их положению относительно Земли.

            Европейская культура немыслима без богов и героев древней Греции  [10]. Античные боги-горы, боги-реки, боги-деревья наполовину одушевлены, наполовину сливаются с плотью горы, реки и дерева: человек одушевляет и обожествляет природу. Гея-Земля возникает из первичного Хаоса и рождает всё живое, включая Уран-Небо. Первообразами для мира стали одушевлённые титаны как дети Геи. В деревьях живут тихие нимфы-дриады, кровь которых течёт при срубе дерева. В родниках живут серебристые наяды, в реках – дочери титана Нерея нереиды. Титанида Фетида великой рекой обтекает весь мир. Титан Гелиос-Солнце едет по небу на своей колеснице. По утрам на небо восходит розовоперстая Эос, а по вечерам появляется тысячеглазый титан Аргус. И так было до времени и вне времени. Но Кронос-Время, рождённый Землёй и Небом титан, свергает с престола всемирного властителя Урана. Он расковал силы бога смерти Таната, богиню раздора Эриду, богиню мести Немезиду и остальных богов. Единая цельная жизнь разделилась на добро и зло. Время несёт и смерть, и новое рождение. Разум потеснил сверхразумную причастность вселенскому бытию. Природа как кормящий и пожирающий таинственный сфинкс была разумом десакрализована, и человек начал взрывать недра земли и подчинять природу себе. Сегодня мы знаем, что за этим стоит самоорганизация природы: ведь человек – универсальное наиприроднейшее, а не противоприродное  существо.

            Кроносу было предсказано, что один сын его свергнет. Кронос-Время  стал пожирать своих детей-кронидов. Мы знаем, как сталинизм пожирал породивших его революционеров-ленинцев. Жена Кроноса-Времени Рея спрятала от него сына Зевса и вместо него дала мужу камень. Зевс низвергнул в тартар своего отца Кроноса и стал владыкой и тираном богов и людей. Равный ему мощью титан Прометей восстал против Зевса с опорой на дерзновенный разум. Он похитил у богов Олимпа огонь и передал его людям, за что был прикован Зевсом к скале. Сын бессмертного отца Зевса и смертной женщины Алкмены Геракл освободил Прометея и убил орла, клевавшего ежедневно его печень.

            В начале догматики европейского христианства лежит догмат об упомянутой выше Живоначальной Троице. В древней Индии была своя Троица – творец Брахман, хранитель Вишну и сумасшедший разрушитель (и жизни, и смерти) Шива [10, c. 137], осмысляемый как могучий и всё сметающий (и возрождающий) водопад жизни. Вот как эту бурю бытия описывает в стихотворении «Бегущий» Рабиндранат Тагор (перевод З. Миркиной):

Мир – наводненье, лава движенья, вал бытия.  

Пенится сущая, слёзы несущая, радость взметнувшая жизни струя.

В  свободном небе, в сплошном сверканье

Поток свободный ломает грани!

Радость движенья, радость без края:

Вихрь разрушенья смерть разрушает!

            Первые священные книги Индии – скорее гимны, чем заповеди, как у христиан. Как писал Тагор [10, c. 106], «это была простая вера, приписывающая божественность каждой силе природы, но в то же время вера мужественная и радостная, в которой страх перед богами был уравновешен доверием к ним, в которой чувство тайны только прибавляло очарования жизни». По философской сути Индия ближе к древнееврейскому монотеизму, а по образному выражению – к греческому политеизму [10, c. 108].  Трудно дать определение тому, суть чего в текучей беспредельности. Боги Индии бессмертны, но и в человеке – божественная искра бессмертия: человек смертен, но бессмертен смысл его жизни. Брахманы строгими ритуалами регламентировали жизнь индусов. Закон кармы (деяния) определяет перевоплощение (сансару) в новую жизнь. В пифагореизме этому соответствовало представление о переселении душ (метемпсихоз). Бог огня Агни связывал миры смертных и бессмертных, будучи бессмертным, но являясь смертным людям. Субъективное духовное начало  атман индуизм отождествлял с объективным космическим духовным началом брахманом. Брахманы образовали высшую касту жрецов. Индийский мыслитель Х века Шанкара писал: «Истина – Брахман, мир – это ложь; Атман и Брахма едины». Человек – капля безмерного океана бытия. Но и капля, и океан – едины как вода. Греки даже считали дождь спермой, которой небо оплодотворяет Мать-Землю, и навстречу небу тянутся рождённые почвой земные растения.

            Растения образованы клетками. Клетка делится. Есть два вида деления – мейоз и митоз (по-гречески meiosis – уменьшение, mitos – нить). Митоз сопровождается сменой фаз (профаза, метафаза, анафаза, телофаза), приводящей к удвоению клетки. Так, например, растёт из оплодотворённой клетки материнский плод в её лоне после зачатия, и на свет появляется многоклеточный организм со специализированными клетками: специализация видна уже из различия клеток внутри и на границе их совокупности.

            С ростом числа элементов n быстро растёт потенциальная сложность и количество образуемых им возможных структур. Например, число возможных подмножеств растёт как 2n. Действительно, добавление одного элемента удваивает их число: это все прежние подмножества и они же с новым элементом. А число перестановок, характеризующее число последовательностей из данных элементов и образуемых ими возможных структур, растёт (формула Стирлинга) быстрее, чем nn Ясно, что nn >>2n >>1 .При этом реализуются только отдельные структуры, максимально адаптирующиеся к своей среде. Так возникает из неживого живое в виде иерархии организмов биосферы и с  человеком на вершине, разум которого даёт ему дополнительное преимущество.  Основатель геохимии В. И. Вернадский (1863-1945) справедливо говорил о разуме как геологическом факторе преобразования биосферы (сферы жизни) в ноосферу (сферу разума). Но надо понимать, что сила разума – не экстенсивная, но интенсивная.  Человек – малый фокус природных сил, граница масштабов, на которых электромагнитные взаимодействия сравнимы с гравитационными. Первые много сильнее вторых, но имеют различный знак и компенсируют друг друга. Вторые же только положительны и суммируются, определяя динамику расширяющейся Метагалактики.       

            Индивиды - это социальные атомы, образующие человечество. Как им строить свои отношения? При Иване Третьем (1440-1505) возникла борьба нестяжателей (Нил Сорский) и стяжателей (Иосиф Волоцкий). Первые ставили на первое место человечность и выступали против землевладения монастырей и казни еретиков. Вторые на первое место ставили обряд, выступали за богатство монастырей и сожгли нескольких еретиков.     

            Обрядность чревата утратой сути. Например, когда пепел обрядности скрыл в Индии пламя проповедников, появился опрокинувший кастовость буддизм. Он старше христианства. Теизм начался с иудаизма евреев. Чтобы охранить себя и свою веру, иудеи ослабили ряд запретов. После Ветхого завета появился христианский Новый завет. Иудаизм стал в результате островом в море возникшего христианства. Из Сирии и Эфиопии христианство стало проникать в Аравию.  Но для аравийских пустынников различие евреев и христиан с их непонятной Троицей толкнуло к образу Аллаха (корень ал   отвечает в иврите корню эль, что означает Бог) как единого неделимого Бога. Как говорит Коран (учение), если бы во Вселенной было много богов, её разрушение было бы близко. Так возник ислам (это слово означает покорность). Что касается покорности, то напомним строки из стихотворения «Созерцание» Рильке: Кого тот ангел победил, тот правым, не гордясь собою, выходит из такого боя в сознанье и в расцвете сил. Не будет он искать побед, он ждёт, чтоб Высшее начало его всё чаще побеждало, чтобы расти ему в ответ.              

            В конце вернёмся к проблеме Начала. Библия состоит из книг Ветхого и Нового завета. В последних евангелие (по-гречески благая весть) от Иоанна начинается словами: В начале было Слово, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. Слово наука понимает как символ смысловой упорядоченности бытия. Упорядочение предполагает структурированность мира с разными уровнями сложности на различных масштабах – от квантовых микро-масштабов до обычных и привычных макро-масштабов и далее до  космологических мега-масштабов.  Биосфера – часть Земли, и фантазии об инопланетянах только переносят её источник в другие места, не решая проблему естественного происхождения жизни как таковой. Человек – космическое существо, рождённое космосом по закону космоса.     

                                                                       Литература

  1. Советский энциклопедический словарь. //Москва: Советская энциклопедия, 1988.
  2. Полищук Р. Ф. Москва. Август 1991 //Новый журнал. Нью-Йорк, кн. 184-185, 1991, с. 561-585.
  3. Polishchuk R. F. Man as a Singularity of the Universe. // Studies in Science and Theology. Origin, Time and Complexity. Labor et Fides, S. A., Geneva, Switzerland. Vol. 2(2), 1994, p. 58-60.
  4. Философская энциклопедия. Том 2. М.: Советская энциклопедия, 1962, с. 397.
  5. Философская энциклопедия. Том  5. М.: Советская энциклопедия, 1970, с. 432.
  6. Дубнов С. Возникновение цадикизма. // Книжки Восхода, 1889, № XI-XII, c. 43.
  7. Чернавский Д. С. Синергетика и информация (динамическая теория информации). М.: Едиториал УРСС, 2004.
  8. Полищук Р. Ф. О связи массы Метагалактики с постоянной тяготения. // Краткие сообщения по физике ФИАН (2017, в печати).
  9. Ньютон Исаак. Математические начала натуральной философии. М.: ЛКИ, 2008.
  10. Померанц Григорий, Миркина Зинаида. Великие религии мира. М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2012.

 

 

Ростислав Ф. Полищук (Астрокосмический центр  ФИАН, д. ф.-м. н.)

 

SCIENTIFIC TRUTH AND RELIGIOUS MYTHS

R. F. Polishchuk (P. N. Lebedev Physics Institute, Moscow)

Science is the developing notion. The truth is the identity of the real and ideal making. Any notion has some limit of its applicability. Any truth is processing one. Religious myths connect to the different studies of the consciousness becoming.

Key words: science, developing notion, processing truth, christianity.

1 Комментарий

  • Ефим Гулькович
    Ефим Гулькович 10.10.2017 13:40 Комментировать

    Религия — это система постулатов, гипотез и теорий, удовлетворяющая потребность вербального разума в красоте мира.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума
Back to top