Продвижение идей секуляризма в России

  • Опубликовано в Статьи

Свобода совести в светском государстве и «латексное религиоведение»

1437624621 religia

Бурьянов С.А., к.ю.н., ведущий научный сотрудник Института свободы совести

Состояние научной разработанности (уровень науки и образования) оказывает значительное влияние на состояние светскости государства и реализацию свободы совести. Не менее очевидно, что уровень научной разработанности проблемы реализации свободы совести крайне слаб. Это касается, прежде всего, методологии и понятийного аппарата.

            Даже в международных правовых документах и в Конституции РФ критерии и границы свободы совести определены в самом общем виде, без учета сущности, природы и значения этого права, что в значительной мере предопределяет «специальные» ограничения по усмотрению власти, в соответствии с государственной вероисповедной политикой.

            Таким образом, правовое регулирование в области свободы совести базируется на принципах, не имеющих четких правовых критериев, и соответствующем понятийном аппарате, частично заимствованном из теологии.       

            Кроме того, неразработанность вопроса соотношения свободы совести и свободы вероисповеданий, применение юридически некорректных разделительных принципов опосредованно предопределяют чрезмерное влияние религиоведения и экспорт соответствующего (религиоведческого и также юридически некорректного) понятийного аппарата: «традиционные» — «нетрадиционные» религии, «культ», «секта» и пр.

       В результате применение юридически некорректных принципов и понятийного аппарата предопределяет тенденции трансформации законодательства, направленные на юридическое закрепление клерикальной идеологизации органов власти, «специальных» привилегий для «полезных» власти религиозных объединений.

            На фоне крайне слабой разработанности методологии для реализации свободы совести, выражающейся прежде всего в приоритете «религиозной политики» над «свободой совести», идеологически ангажированными учеными-религиоведами фактически разрабатывается некорректные обоснование и понятийный аппарат для преследований инаковерующих и инакомыслящих: «духовная безопасность», «религиозный экстремизм», «исламский терроризм» и т.п.

       Как показывает практика, вышеупомянутые некорректные термины из области науки и образования неизбежно проникают в законодательство и сферу деятельности государственных институтов. Как следствие, в России повышаются риски преследований на основе мировоззренческих различий.

      В указанном контексте, самого серьезного рассмотрения требует вопрос влиятельности религиоведения в правовой сфере. Вследствие неразвитости декларируемых конституционных принципов в области свободы совести они сначала подменяются свободой вероисповеданий, а затем ставятся в зависимость от исторически сложившихся государственно-конфессиональных отношений и реальной, формируемой по усмотрению власти, государственной вероисповедной (конфессиональной) политики. Как следствие, огромная роль в решении правовых вопросов в области свободы совести отводится религиоведению.

        Это касается как общетеоретических вопросов, так и практических, например связанных с религиоведческой экспертизой[1]. Так, в условиях отсутствия единого правового определения понятия «религия» эксперты фактически судят о проявлениях религиозности, исходя из собственных представлений о ней.


[1] Более подробно на эту тему см.: Свобода совести: проблемы теории и практики. Монография (под ред. Ф.М. Рудинского, С.А. Бурьянова). М.: ЗАО ТФ «МИР», 2012. – 1120 с.

Подробнее ...

В Москве родители учеников школы добились отмены курса «Истоки»

Комментарии к видео круглого стола "Наука и Религия в светском государстве"

Clandestinus 

изображение из Википедии

С удовольствием ознакомился с материалом, конференция просто шикарна! Выступления – лаконичны и закончены. Много интересного и нового почерпнул. Огромный персональный привет и благодарность каждому из её участников! Давно не видел подобных собраний. К сожалению, не совсем могу согласиться с «корректностью» или «некорректностью» способов подачи собственного мировоззрения. Вероятнее всего, являюсь ангельски плохим дипломатом, только вот уже как несколько лет стою на твёрдой позиции: наука и религия – непримиримые враги, поэтому даже не стоит искать и малейшего компромисса между ними! Я говорю об этом в соцсетях, в интервью, на мероприятиях. Конечно, нажил огромное количество врагов… нет, смягчим слово… оппонентов, накидывающихся на меня по поводу и без оного. Причём, оппонентов не с улицы: к настоящему времени со мной на этой почве практически прекратила общение не только профессура наших университетов: из-за несоответствия в мировоззрении (атеизм/креационизм) со мной сцепился уже не один представитель Академии Наук Литвы (в Библиотеке АНЛ я в разное время представлял некоторые свои книги; правду сказать, ни одна из них не имела прямого отношения к вопросу конфликта науки и религии – просто любое мероприятие «традиционно» заканчивалось громогласной дискуссией). Обратите внимание: не на улице или в кабаке происходит отстаивание интересов креационизма (напомню, католиков в стране – 94%, православных – ещё 4%; оставшиеся 2% делят между собой лютеране, мусульмане, буддисты и ещё три официально разрешённых в Литве религиозных конфессий), а в стенах Храма Науки! И финальный комментарий: осенью 1998 года появилась энциклика папы Иоанна Павла II «Fides et ratio» (Вера и разум); я выписал её недели две спустя после выхода urbi et orbi, не став дожидаться перевода на литовский или русский язык. Так вот, основная мысль сего опуса в том, что вера и разум – никак не враги; что молодая Наука является младшенькой сестрёнкой «умной», убелённой сединой Вере; и т.д. и т.п. Ничего не напоминает? Небольшое перефразирование «Philosophia ancilla theologiae est», только в гораздо смягчённом виде, так сказать, под соусом современной толерантности… А после сказанного даже нечего вспоминать о том, насколько сильны в наше время бесчисленные тенденции «мистизации» науки да «онаучивания» мистики… И если креационисты пытаются обвинить меня в «заблуждении», «непонимании», ссылаясь на «так говорят учёные», я обязательно буду отвечать им. Без какой-либо толерантности. В силу того, что они имеют полное право дискутировать со мной, «доказывая» другим мои «несомненные заблуждения» и поднимая свои «откровения» на флаг. Но ведь и у меня есть полное право выражать собственные убеждения, недвусмысленно противоречащие креационизму. Так что пусть говорят своё, я же буду говорить своё. Молчать не намерен. Иначе – возможно, в недалёком будущем – вполне может случиться нечто похожее на историю пастора Мартина Нимёллера (вот она, моя толерантность к инакомыслящим - будучи атеистом, цитирую религиозных деятелей! :) ): «…Сначала они (нацисты) пришли за коммунистами, но я промолчал, поскольку не являлся коммунистом. Потом они пришли за социал-демократами, но я промолчал, так как не был социал-демократом. Потом они пришли за деятелями профсоюзов, но я промолчал, ведь я не был членом профсоюза. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, поскольку я не еврей. А когда они пришли за мной, то уже не осталось никого, кто мог бы заступиться за меня…». Поэтому никогда не смогу занять позицию «молчаливого несогласия», если речь идёт об отстаивании собственного – эволюционного – мировоззрения. С уважением, Ваш С.

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума Движение Брайтс