Продвижение идей секуляризма в России

Образование как проповедь Знания. Суд за йогу.

yoga.jpg
Если следовать "закону яровой" буквально, то любая встреча учителя с учениками - миссионерская деятельность, Лекции, тренинги и прочие мероприятия по передаче "данных",  - преступные деяния, подлежащие наказанию. В том числе и выступления депутатов в зале заседаний Госдумы. 

Хроника процесса (со страницы Дмитрия Угай вконтакте)

Подробнее ...
  • Опубликовано в Статьи

ЗНАЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ В ВОЗНИКНОВЕНИИ И РАЗВИТИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ

lib

Основание для рассуждений на тему информации и коммуникаций - представление о воспринимающем субъекте, воспринимаемом сигнале и обратной связи (которая в психологии зовется "рефлексия", отражение). Субъектом восприятия может быть любой объект, который меняет свое состояние (отношение со средой) после получения (приема) сигнала. В "неживой" природе это проявляется как отражение и поглощение (сигнала), причем самый яркий пример (после реакции фотоэффекта), - радиотехника, где человек использует эти свойства очень наглядно и эффективно (индукция, сопротивление, конденсация (емкость)), причем в радиотехнике "отражаются" и свойства "живого" вещества, - в первую очередь способность "захватывать" множество сигналов, удерживать и "строить" (проецировать, анализировать, синтезировать) модели будущего состояния (радиолокация, ведение целей).

При множественности взаимодействий "субъект-сигнал-обратная связь" формируются состояния, среды из таких субъектов, причем не обязательно "живых" или наделенных мифической "душой", сознание появляется (формируется) в процессе развития субъекта, группы субъектов (смены поколений), "моделирования" состояний, как необходимость "выносить" части (знаки, значения, информацию) "внутренней" модели («внутренний мир», воображение) во "внешнюю" среду для адаптации к изменениям взаимодействующих сред и субъектов  (опыт, память).

В циклических системах взаимодействий (день-ночь, лето-зима и т.п.) восприятие формируется в соответствии с этими циклами, "складываются" последовательности реакций на ожидаемые изменения (алгоритмы). Развитое сознание пользуется не только своими, субъективными (личными) значениями (фиксированным опытом взаимодействия, знаниями), но и "строит" адаптеры к средам и взаимодействиям, не фиксируемым "явно" (те же радиоволны), проецирует в "будущее" не только состояние рода, вида или всей биосферы Земли, но и моделирует состояния "фантастические", "несуществующие" (это видно из религиозной практики, когда проекция личности и социума "на небо" и "под землю", приводит к разным состояниям, отражениям в реальных взаимодействиях субъектов) и вполне жизнеспособные (наука), причем можно увидеть "двойственность" этого процесса - получение (восприятие и обработка, практика) и фиксация (закрепление в опыте, знаниях, обслуживание закрепленного).

Неоднократно отмечалось, что понятие "законы" природы - это наследование от "закона божьего" – фиксация, закрепление в восприятии человечества воспринятых взаимодействий. Мораль и нравственность, этика - закрепление и удержание опыта коллективного взаимодействия (правила поведения субъектов в системе), парадигма - позиция восприятия плюс доступный для отображения опыт и т.п.  Можно рассматривать другие физические среды (с другими параметрами восприятия субъектов и другими "законами"), строить другие физические среды (чем люди и вообще «живая материя» и занимаются, приспосабливая "среды существования" к себе и меняясь), создавать других субъектов и другие (не привычные и пока не существующие) способы "жития" (например перемещений вне привычной модели "ковчега", внутри некоей оболочки, а используя создаваемые новые коммуникационные состояния). Результаты исследований зависят от того, как и какими старыми/новыми шаблонами/фильтрами/идеями пользуется исследователь, какой "аппарат" восприятия/сознания-мышления сформировался у него на основе «полученных», "взятых", "принятых" представлений, воспринятой информации.

Подробнее ...
  • Опубликовано в Статьи

Свобода совести в светском государстве и «латексное религиоведение»

1437624621 religia

Бурьянов С.А., к.ю.н., ведущий научный сотрудник Института свободы совести

Состояние научной разработанности (уровень науки и образования) оказывает значительное влияние на состояние светскости государства и реализацию свободы совести. Не менее очевидно, что уровень научной разработанности проблемы реализации свободы совести крайне слаб. Это касается, прежде всего, методологии и понятийного аппарата.

            Даже в международных правовых документах и в Конституции РФ критерии и границы свободы совести определены в самом общем виде, без учета сущности, природы и значения этого права, что в значительной мере предопределяет «специальные» ограничения по усмотрению власти, в соответствии с государственной вероисповедной политикой.

            Таким образом, правовое регулирование в области свободы совести базируется на принципах, не имеющих четких правовых критериев, и соответствующем понятийном аппарате, частично заимствованном из теологии.       

            Кроме того, неразработанность вопроса соотношения свободы совести и свободы вероисповеданий, применение юридически некорректных разделительных принципов опосредованно предопределяют чрезмерное влияние религиоведения и экспорт соответствующего (религиоведческого и также юридически некорректного) понятийного аппарата: «традиционные» — «нетрадиционные» религии, «культ», «секта» и пр.

       В результате применение юридически некорректных принципов и понятийного аппарата предопределяет тенденции трансформации законодательства, направленные на юридическое закрепление клерикальной идеологизации органов власти, «специальных» привилегий для «полезных» власти религиозных объединений.

            На фоне крайне слабой разработанности методологии для реализации свободы совести, выражающейся прежде всего в приоритете «религиозной политики» над «свободой совести», идеологически ангажированными учеными-религиоведами фактически разрабатывается некорректные обоснование и понятийный аппарат для преследований инаковерующих и инакомыслящих: «духовная безопасность», «религиозный экстремизм», «исламский терроризм» и т.п.

       Как показывает практика, вышеупомянутые некорректные термины из области науки и образования неизбежно проникают в законодательство и сферу деятельности государственных институтов. Как следствие, в России повышаются риски преследований на основе мировоззренческих различий.

      В указанном контексте, самого серьезного рассмотрения требует вопрос влиятельности религиоведения в правовой сфере. Вследствие неразвитости декларируемых конституционных принципов в области свободы совести они сначала подменяются свободой вероисповеданий, а затем ставятся в зависимость от исторически сложившихся государственно-конфессиональных отношений и реальной, формируемой по усмотрению власти, государственной вероисповедной (конфессиональной) политики. Как следствие, огромная роль в решении правовых вопросов в области свободы совести отводится религиоведению.

        Это касается как общетеоретических вопросов, так и практических, например связанных с религиоведческой экспертизой[1]. Так, в условиях отсутствия единого правового определения понятия «религия» эксперты фактически судят о проявлениях религиозности, исходя из собственных представлений о ней.


[1] Более подробно на эту тему см.: Свобода совести: проблемы теории и практики. Монография (под ред. Ф.М. Рудинского, С.А. Бурьянова). М.: ЗАО ТФ «МИР», 2012. – 1120 с.

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума Движение Брайтс