Logo
Версия для печати

БИБЛЕЙСКИЙ ГЛОССАРИЙ ЧТО ЕСТЬ «ВЕРА» И КТО ЕСТЬ «ВЕРУЮЩИЙ»?

6730

«Но Сын Человеческий придя, найдёт ли веру на земле?

…Ибо волшебством великой блудницы введены

в заблуждение все народы… Яростным вином

блудодеяния своего она напоила их»

Лк 18:7,8. Отк 17:2; 18:2,3,2.

 

Значение библейских терминов «вера» и «верующий» обуславливается специфической для Библии теорией познания – тем «камнем, который для одних сделался причиной преткновения и соблазна, а для других источником света и разума» Мф 21:42-44. 1Пет 2:4-8. 1Кор 10:4; 2:16. Ефес 2:20. Лк 21:15; 24:44. Деян 5:30,31. Имя этому камню – «Христос - ключи от ада и смерти». Слова «камень, который сделался главою угла», говорят о том, что это имя является основным вопросом библейской концепции истины: «Он есть прежде всего, и всё им стоит… Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое… всё им и для него» Колос 1:16-18. Этому «камню» подчиненно всё содержание Библии: отдельные слова, действия персонажей, фрагменты, часто создающие собой ложное историческое представление. Так случилось, что «сборник религиозной литературы» с его эзоповым языком стал надёжным хранилищем рациональной модели мышления времён ранней античности. 1Тим 6:3-5.

Слова евангелиста: «Кто будет веровать и креститься, тот спасён будет; а кто не будет веровать, осуждён будет» - одно из положений христианской «Азбуки веры» Мк 16:16.

Дело в том, что данный устав христианской веры «страдает» своей недосказанностью, которая на страницах Библии является плодородной почва для размножения религиозных ересей, кои присущи «лицемерам и лжесловесникам, сожжённых в совести своей» 1Тим 4:2.

Что означает «веровать» и «креститься»? Совпадает ли их библейское значение с принятым в христианском и иудейском мире? О каком или о чьём спасении идёт речь: о физическом или о духовном? В чём выражается осуждение, и кто будет осуждать?

Опираясь на тексты Библии, рассмотрим два ключевых определения терминов - «вера» и «верующий»:

  1. «Вера есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» Евр 11:1.

Весь христианский мир на протяжении двух тысяч лет верит в обещанное второе пришествие Иисуса Христа, в его чудесное воскрешение. Макдауэлл по поводу значимости акта воскрешения писал: «Очевидно, что с самых ранних лет христианской церкви она не только верила в Воскресение Господне, но и основывала на этой вере само своё существование». Д.Ф. Штраус, самый резкий и беспощадный критик церкви в том, что касается воскресения признаёт, что оно есть «пробный камень не только жизни Иисуса, но и самого христианства», что оно «задевает за живое всё христианство» («Новая жизнь Иисуса»). Если Христос воскрес, то его учение действительно, если нет – рушится всё христианство. Таким образом, в течение веков, начиная со времен Цельса, Воскресение было главной мишенью нападений на христианскую веру»[1].

Макдауэлл совершенно прав: воскресение – то евангельское явление, на котором сосредоточено внимание всех авторов Библии. Более того, это событие является основным вопросом учения, его целеполагаемой проблемой, без однозначного разрешения которой оно теряет присущий ему смысл.

Авраамический мир приучен к простой и в тоже время очень наивной мысли: его вера в воскресение основана на вере в свидетельство апостолов, которые видели и слышали воскресшего духа по имени «Христос» Ин 3:11; 8:38; 3:36. Прижизненные проповеди Иисуса Христа заключались в обвинении иудеев в том, что они «не знают ни его, ни его отца. Если бы вы знали меня, то знали бы и отца моего» Ин 8:19.

Внимательный читатель должен был обратить внимание на то, что термины «воскрешение» и выражение «видеть бога» - синонимы. Звучат по-разному, а значение у них одно. Постараюсь развить эту мысль.

Современные верующие уверены в том, что эти слова к ним не относятся, ибо они то знают, что видят и любят отца и сына. Но, как пишет Иоанн, знает и любит тот, кто исполняет все без исключения смыслополагающие повеления и заповеди создателей учения. Я попытаюсь показать, что авраамическим миром не исполнено ни одно повеление их духовных вождей: пророков Моисея и его наследника, такого же пророка Иисуса Христа. Второз 18:15-22. Деян 3:22,23.

Я уже писала, что избрание учеников человеком Иисусом Христом есть один из пунктов программы «великого дела». Ученики для будущих поколений людей должны были послужить примером веры, её образцом. По закону учения их вера должна быть копией апостольской веры: «Вспоминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово божье, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» Евр 13:7.

Все канонические Евангелия свидетельствуют о том, что апофеозом избранности и обучаемости апостолов было их личное свидетельство воскресения. Благодаря этому событию апостолы «уразумели Писания, были посланы в мир научить все народы, крестя их во имя отца и сына, и святого духа; изгоняли бесов, говорили новыми языками, брали в руки ядовитых змей, пили смертоносное, и ничего им не вредило; возлагали на больных руки, после чего те выздоравливали» Мф 28:18-20. Мк 16:17-20. Лк 24:39-53.

Поэтому, согласно евангельскому образцу веры, верующий свой статус веры, подобно апостолам, должен обосновать личным свидетельством воскрешения Иисуса Христа: «Вера в явлении Иисуса Христа…, такая вера побеждает (религиозно-безумный. – Авт.) мир» 1Пет 1:6,7. 1Ин 5:1-5.

Евангелия в один голос говорят о том, что до воскресения ученики не понимали Иисуса Христа до такой степени, что иногда у них закрадывалось сомнение в его адекватности. А иудеи обвиняли его не в чём ином, как в богохульстве. Ин 14:4-11; 8:36-57. Апостолы часто попадали в такие критические для жизни ситуации, из которых сами не могли выпутаться: на помощь звали своего спасителя, который упрекал их в маловерии.

Непонимание апостолами своего учителя продолжалось до момента свершившегося для учеников воскресения: это событие «просветило их ум к уразумению Писаний». С этого момента они больше не сомневались в его умственной здравости. Они обрели способность не попадать в расставленные учением хитроумные ловушки.

В Евангелии от Иоанна запечатлена смешная ситуация: Христос умывает ноги своим ученикам. Те, с нескрываемым возмущением сопротивляются ему. Но Христос, сохраняя спокойствие, ответил: «Что Я делаю теперь, ты не знаешь, а уразумеешь после… Если не умою тебя, не имеешь части со мною… Омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь» Ин 13:5-10.

Обращаем внимание: «уразумение Писаний» есть следствие «омытия ног», что в совокупности означает исполнение заповеди, выражающейся в объективном познании истины о творении и её творцах. Мф 5:48. Ефес 4:11-14. Лк 6:40 Ин 10:33-36. Евр 10:14,10. Мф 22:37,38. Мк 12:30-34. Лк 10:36,37.

Следует задаться вопросом: почему смысл омовения остановился на ногах, а, допустим, не на голове или руках? Как известно, ноги стоят на земле. «Земля» же в рамках структуры учения – иносказательный образ плоти или религиозной формы учения, которая в своём развития, стоит знать, логично последовательна.

Тогдашний мир не был готов стать свидетелем воскрешения сына божьего, которого евангелисты называют то «духом истины», то «духом святым», то «другим утешителем, то ангелом света» и т.д. Ожидание современным верующим миром второго явления мессии свидетельствует о том, что «ноги» этого мира по-прежнему «не омыты Христом» Ин 14:16-19; 15:26. Для посвящённых в тайну библейских стволовых имён (они понятия, а не сверхразумные личности) это означает, что «вера, услышанная верующим миром, не растворена верою слышавших»: религиозная форма учения остаётся не интерпретированной единым для учения богом или «твёрдым основанием». Что, как следствие, означает «выведение из строя» закона диалектической преемственности формы и содержания, когда первая растворяется во втором. Учение античного философа находится в подчинении закона борьбы и единства его противоположных сторон!

Из сказанного следует, что небом, на которое «вознёсся» духовный Христос (как итог фундаментальной интерпретации искусственного языка), является просвещённый, достигший теоретической объективности ум апостолов. Они увидели не того Христа, который лежал в гробу, а того, который научил их понимать не только Писания, но и всё то, что говорил им при жизни о «великом деле» античного философа их благословенный учитель. 1Ин 2:25. Лк 24:21, 36-39. Ин 1:1; 1:31-33. 1Ин 1:1. (в качестве противоречия: Ефес 5:30).

До момента разложения плоти ученики находились в прострации, их ум был усыплён иносказательной формой общения учителя с ними. Личное свидетельство не воскрешения плоти – переломный момент в становлении апостольской веры, той самой, о которой на непонятном языке денно и ношно говорил им их учитель – человек Иисус Христос, и на котором он и по сей день общается с миром.

Надо думать, что ученики Христа к положенному совершенству библейского ума через воскрешение духовного Христа пришли не сами – им помогли достичь его. Евангелия свидетельствуют о том, что у Христа, кроме апостолов, оставалось много единомышленников, посвящённых в суть дела. Они-то и были предупреждены уходящим на смерть о дальнейшей судьбе его учеников. Эти люди усовершенствовали их ум, открыли им все тайны «великого дела», в том числе и теоретические основы той веры, о которой «свидетельствованы древние» - пророки и наследники их духовных обетований. Сотрудничавшие со Христом люди объяснили ученикам цель их избрания, их роль в исторической реализации «великого дела», достижения его стратегической цели.

Развитие сюжета о воскрешении даёт право предположить, что Евангелия создавались в соавторстве с единомышленниками Иисуса Христа. Эти люди в вопросах знания «великого дела» были более просвещены, чем апостолы. Этот труд во всех своих теоретических тонкостях должен был соответствовать основному закону учения, его заповедям. Как говорится, он должен быть составлен без сучка и задоринки. А авторство Евангелий – всего лишь опознавательный знак, позволяющий ссылаться на то или иное Евангелие.

Сцена воскрешения и вознесения на небо Иисуса Христа сына божия предельно иносказательна. В доступном, ассоциативном значении слова она и есть «всадник по имени смерть», которому при активном содействии его людей сравнительно легко удалось соблазнить верующий мир первобытными сказками о загробной жизни, о рае и аде и о многом другом сверхъестественном.

Вторая часть признака веры – «уверенность в невидимом» по значению равнозначна первой части – «вера есть осуществление ожидаемого». То есть «осуществление ожидаемого» и есть основание для уверенности в невидимом. Ведь теоретически-сущностная сторона учения невидима, ибо находится по ту сторону бездны, которая разверзлась между внешним и внутренним, между наивной формой и рационально-материалистическим содержанием.

Павел пишет: «Верою познаём, что веки устроены словом божиим, так что из невидимого произошло видимое» Евр 11:3. 2Пет 3:5. Чтобы это значило и как понимать эти очень сильно недосказанные слова? Процесс мучительного поиска привёл меня к выводу: «Слово божье» - то, что говорит нам теоретическое основание учения, комплекс ключей или «лопата Христа» – условие восхождения разума от абстрактно-воображаемого предположения к конкретным суждениям, от «мертвого и бедного вещества» к невидимому, но всегда живому духу. «Вера божья» - то же, что и «слово божье» - процесс преодоления тех невообразимо сложных препятствий, которые сопутствуют движению к совершенству библейского ума. История «великого дела» открывает свои завесы с помощью веры – фундаментального знания библейской концепции истины. «Слово божье» есть не что иное, как диалектический метод исследования библейской тайнописи, снятие тех бесчисленных противоречий, которыми перенасыщены «исторические» писания палестино-израильских пророков, их философия.

Библейские «веки» - уровни познания этой самой философии: «первый и последний век», «первый и последний Адам», «небо и земля», «ад и рай» и т.д. Павел говорит о структурности этой модели мышления.

«Без веры богу угодить невозможно, ибо надобно, чтобы приходящий к богу веровал, что он есть, и ищущим его воздаёт… Живущие по плоти богу угодить не могут» Евр 11:6. Рим 8:8. Поскольку «бог» и его «сын» на страницах Библии пребывают в великой по значению тайне, они, образно говоря, «распяты» «чужестранным языком», мёртвым буквализмом, некритичной верой в него, постольку необходима их реанимация, возвращение к вечной жизни в качестве философских понятий. Иным словом, понятиям, в отличие от человека, свойственно воскресать, т.е. возрождаться к своей объективной жизни, и уже не во плоти, не в маске языческого Бога, а открыто, лицом к лицу со всем миром.

«Пророки верою побеждали царства, творили правду, получали обетования (духовное наследие. – Авт.), заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча..., были крепки на войне, прогоняли полки чужих… Те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» Евр 11:33-40. Павел ведёт речь о духовном преимуществе теории познания в вечных дебатах между двумя мировоззрениями: идеалистическим и материалистическим.

На сегодняшний момент истории «царства», о которых говорит Павел, - три мировых религии с их идолопоклоннической верой в осуществление ожидаемого. Библейской гносеологией, словно пращой, низвергается в бездну младенческо-идеалистическое мироощущение, объясняемое непониманием формы учения, его искусственного языка. Родоначальники материалистической идеи и их единомышленники, как свидетельствует Библия, всегда испытывали унижение и презрение невежественной публики, сознание которой заточено на любви добренького боженьки, на вере в его милость к падшим. Эта публика и по сей день ненавидит то, что развивается на «твёрдом основании», - духа истины по имени «Христос». Ин 7:7; 15:18,19; 3:18-21.

Воскрешение Христа и его отца в качестве единого для учения «твёрдого основания» – незыблемое условие библейской веры: «Если Христос не воскрес, то и вера ваша, и проповедь наша тщетны». Вера, лишённая своего основания, не может очистить грешника от его «первородного греха» – от словесной равно языческой веры в сверхъестественное, в ассоциативную картинку, рисуемую непонятным языком учения, его религиозной формой, которая, подобно бдительному сторожу, лежит у «входа во внутренний двор святилища, в самый ковчег завета»1Кор 15:14-17. Отк 11:15-19. Мф 15:7-9.

Евангелисты веру, не имеющую фундамента, сравнивают с домом, построенном на земле без основания: «Когда напёрла вода, дом тот обрушился; и разрушение дома сего было великое» Лк 6:46-49. Мф 7:25-27. Мф 7:24. Логико-диалектическими рассуждениями разрушается хлипкое, бессистемное, на лёгкую руку состряпанное соломенное строение.

 Таким образом, в переводе на современный язык библейская «вера» с её «твёрдым основанием» - синоним аргументированному, теоретически обоснованному, научному знанию. Всё, что не соответствует этому пониманию библейского термина «вера», - фантазии дремучего в своём невежестве ума. Отк 11:19; 12:9. 2Фес 2:2-9.

«Не всякий, говорящий мне: господи! господи! войдёт в царство небесное, но войдёт тот, кто исполнит волю отца моего небесного» Мф 7:21. Апостол Павел своим ученикам даёт распоряжение: «Не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля божия?» Ефес 5:17. Не уходя далеко, он подбрасывает им простой и коротенький ответ: «Бог хочет, чтобы люди познали истину (о нём. – Авт.) и тем самым спаслись» 1Тим 2:2-4. Истина заключается в том, что библейские «бог» и «сын» - не теологические Боги, а единое для всего учения «твёрдое основание». СОЗНАНИЕ С ЕГО РАЗУМНОЙ, АНАЛИТИЧЕСКИ-СИНТЕТИЧЕСКОЙ СПОСОБНОСТЬЮ ЕСТЬ БОГ. Библейское понятие бога – величина, производная и зависимая от человеческого разума. Такое сознание обладает продуктивным или результативным мышлением.

Здесь следует вспомнить предшественников Христа, его единомышленников, их оценку человека мыслящего. Слова Аристотеля по этому вопросу вобрали в себя весь дух античной эпохи: «Стало быть, в человеке нет ничего божественного и блаженного, кроме одного, достойного серьёзного к себе отношения – а именно, всего того в нас, что относится к сфере ума и духа: только это в нас бессмертно, и только это божественно. И хотя по природе [человеческая] жизнь несчастна и тягостна, всё-таки, благодаря возможности быть причастной к такой [т.е. интеллектуальной] способности, она устроена столь благодатно, что по сравнению со всеми остальными существами человек кажется богом. «Ибо наш ум есть бог» - кто бы это ни сказал, Гермотим, или Анаксагор – и «есть в жизни смертных доля бога некоего». А потому надо либо предаться философствованию, либо, распрощавшись с жизнью, уйти отсюда, поскольку всё прочее – сплошная болтовня и вздор»[2].

Я считаю, что эта фраза имеет право стать эпиграфом ко всему, что находится под сенью «великого дела». Ведь вопрос, поднятый античными мыслителями, замыкается на уме, на прославлении его гуманной миссии, ибо исключительно он определяет самоценность человека мыслящего. Исаия 40:13. 1Кор 2:16.

Павел от имени теоретического «Христа» говорит: «Иду исполнить волю твою, боже: отменить первое с тем, чтобы постановить второе» Евр 10:7,9. Это означает, что истина, которой был озабочен пророческий ум, находится во второй, в высшей сфере познания – в духовно-теоретической. Человек Иисус Христос своими делами должен был поменять местами форму и содержание учения, когда одно, прорастая в другое, образует некую органически сплавленную целостность, о которой предельно лаконично и на образном языке много раз говорят авторы Ветхого Завета. Например, «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть… Бог по своему образу сотворил мужчину и женщину… Итак, что бог сочетал, того человек да не разлучает» Быт 2:24,27,28; 5:1,2.  Мф 19:5. То же самое, но другими словами говорит автор «книги Откровения»: «Не делайте вреда ни земле, ни морю… доколе не положим печати на челах рабов бога нашего» Отк 7:3. Ефес 1:13, 22,23. Павел рассуждает в рамках структуры учения, не выходя за её конкретно очерченные пределы: понятием искусственный язык с его мистическими священнодействиями трансформируется в «мировоззренческую систему, согласно которой истинными основаниями бытия, познания, развития и поведения людей являются принципы разумной целесообразности». «Земля» и «море», или «вода» - термины, обозначающие видимую сторону учения, его непонятный язык, форму, которая подчинена логико-диалектическому закону своего развития. Автор, получается, требует не разрушать этот закон. «Рабы бога нашего» - две стороны учения и соответствующие им уровни познания. «Печати» - жертва человека в качестве аналогии «приказала мало жить» внешней стороне учения, его религиозной форме. Это первая печать. Вторая печать – теория познания, юридически утверждённая жертвой человека. Как та, так и другая преобразуют форму в содержание.

Следствием перемены мест в деле познания библейской концепции истины станет «возвышение униженных и унижение возвышающихся» Лк 18:14.

«Если любите меня, соблюдите мои заповеди… вы друзья мои, если исполняете то, что я заповедал вам…» Ин 14:21; 15:14. Простота данного условия евангельской веры – явление кажущееся. Каждое слово в этих заповедях заключает в себе бездну смысла, который постигается системой ключей, специфическими для Библии методами дешифровки религиозно-непонятного языка. Ин 14:9-11. Теоретическое рассмотрение этого условия веры переформатирует её в понятийно-категориальную плоскость суждений. Следствием чего является решение стратегической цели создания учения: разрушение религиозных основ языческих верований.

«Я, - говорит Иисус Христос, - совершил дело, которое ты поручил мне» Ин 17:4. Эти слова свидетельствуют о том, что иудаизм, христианство и в последнюю очередь ислам в его непростительно искажённом виде – явления рукотворные, в которых человеческой предприимчивости, находчивости, мужеству и многим другим нравственным качествам отводится существенное значение.

Я придерживаюсь основополагающего принципа диалектического материализма: авраамический монотеизм – явление надбазисное, когда экономический уровень развития общества определяет уровень и содержание развития не только материальной, но и духовной культуры. Корни монотеизма уходят в глубокую древность Среднего Востока. Израильско-палестинские пророки всего лишь организовали и ускорили процесс разложения классического язычества и развития монотеизма. С этой задачей народы Среднего Востока справились в течении приблизительно последних 450 лет до н.э. К моменту прихода Христа монотеизм обрёл черты достаточно распространённого в обществе явления.

Ощущение времени, его исторических ритмов – одно из наиважнейших исторических обстоятельств, способствовавших успешной деятельности Иисуса Христа и его единомышленников. «Великое дело» античного натурфилософа при непосредственном участии этого человека было искусно вплетено в толстую нить человеческой истории. Как говорится, зерно упало в удобренную почву.

Деятельность античного философа в разложении политеизма прослеживается на протяжении этих 450 лет. Об этом говорит многочисленная литература, которая впоследствии составила Ветхозаветный канон в различных его редакциях. Эстафету приняли наследники пророческих обетований – философы и учёные поздней античности, известные нам сотрудники дела: Иисус Христос, его апостолы, апостол Павел с его командой, оставшихся в тени истории христианства, единомышленников.

Процесс становления монотеизма – явление, в определённой степени обусловленное присутствием в обществе той мощной интеллектуальной силы, которая нелегально противостояла древней архаике, отличавшейся фанатичной нетерпимостью к рациональному иномыслию. В большом секрете от воинствующего религиозного фанатизма развивалось то, что, спустя века, даст свои добрые равно научные плоды познания. «Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрёт, то останется одно; а если умрёт, то принесёт много плода» Ин 12:24,25; 15:8. Идея о духовно-материалистическом Христе была явлена в мир античными натурфилософами, умерщвлена общественным религиозным сознанием (под их же чутким руководством), созревший в человечестве теоретический ум явит эту идею в её развёрнутом, открытом виде. И теперь уже, захотим мы этого или не захотим, навсегда этот «Христос» в качестве «меча обоюдоострого» или «Давидового камня» станет орудием поражения дракона по имени «религия», того самого «филистимского непобедимого единоборца Голиафа». Мф 20:18,19; 26:24. 1Цар 17:50-14.

Созданием Пятикнижия пророки убили сразу двух зайцев. По возвращению из вавилонского плена еврейский этнос для своего национально становления был катастрофически разрознен. Родоплеменные отношения со своими верованиями были одной из важных причин розни и резни. Военные набеги друг на друга, национальная раздробленность не способствовали интеграционным процессам. Жреческая аристократия понимала всю трагичность положения своей нации. Они вовремя осознали простую истину: монотеизм для их времени – беспроигрышный вариант сплочения еврейского этноса в одну национально- государственную общность.

Пророки поступили просто и в то же время хитро: в состав своего Пятикнижия они внесли наиболее известные еврейской культуре имена богов: Элохим, Яхва, Иегова, Господь и т.д. Эти многоликие Боги в Новом Завете преобразятся в единого бога отца. Люди, слыша имена своих божеств и своих исторических героев, сравнительно легко принимали новую веру. Спустя века этот опыт общения с язычниками позаимствуют апостолы. Они поступали аналогично. Деян 2:6-11; 30.16,17:22. 2 Кор 12:16.

Но не взирая на все старания еврейских учёных, философов и государственных деятелей, вживление Пятикнижия в сознание еврейских масс было довольно болезненным процессом. Здесь не обошлось без насилия и принуждения. Вспомним крещение Руси князем Владимиром: кровь лилась рекой. Сопротивление народа было мощным. Ужасающие преступления великого князя сломили волю сопротивляющихся: Русь стала исповедовать христианскую религию. Нечто очень похожее происходило и в Палестино-израильских землях. Силой была консолидирована еврейская нация и укоренена вера в единственного Бога.

С выходом в свет Торы единобожие в своём развитии получило сильнейший импульс. Оно катилось под горку, увлекая за собой всё новые и новые народы. А именно на это и рассчитывали создатели еврейского Пятикнижия: вначале объединить народы под эгидой единственного Бога, а затем по открытию тайны о едином боге, освободить их из «египетского рабства», «перевести посуху через Чёрмное море». Это уже задача наших дней.

Процесс разложения монотеизма, веры в единственного Бога оживился с момента зарождения и развития принципов научного мировоззрения. Это XVI –XVII в. н.э. Открытие тайны библейского домостроительства ускорит этот исторически обусловленный процесс. Думаю, что благодаря достижениям научного прогресса, развитым средствам массовой информации на разложение монотеизма уйдёт в сравнении с языческим политеизмом гораздо меньше времени. Как бы люди не сопротивлялись и как бы не совали палки в колёса этому по всем меркам объективному процессу, оно непременно одержит верх. Объективные законы развития материального и духовного мира ещё никому не удавалось принудить служить человеку без трагических последствий для общества. Сопротивление им – очень затратное, жертвенное, в силу своей катастрофичности драматическое явление.

Здесь не лишне будет вспомнить трагическую судьбу языческой культуры, разрушение и полное уничтожение религиозными фанатиками, подстрекаемыми императорской властью, Александрийских библиотек, которые собирали и хранили интеллектуальные достижения народов Востока и которые, в свою очередь, оказали огромнейшее влияние на развитие Западной культуры. Теперь мы понимаем, что эти хранилища должны были стать мощными корнями для будущей цивилизации. Сильные мира сего собственным усилием перекрыли воздух поступательному развитию науки, философии и культуры, тем самым отбросив общество на многие сотни лет в глухое средневековье.

Дело в том, что Александрийские библиотеки, по большому счёту, были очагами светской культуры, которая крайне осторожно сотрудничала с существующими теократическими режимами. Но существующие власти никогда не были заинтересованы в просвещении своих рабов, ибо науки не способствовали закабалению масс. Религии же, наоборот, позволяли держать их в страхе и повиновении. В таком случае эти библиотеки были обречены на уничтожение. Во всей своей красе торжествовало дикое варварство! Руками вооружённых до зубов дикарей и невежд на протяжении нескольких веков превращались в пыль тысячи драгоценнейших рукописей и глиняных табличек. Если бы Александрийские библиотеки сохранились, то, скорее всего, не было бы ни Святой Инквизиции, ни Крестовых походов, ни размежевания христианской религии, не были бы казнены и сожжены десятки светлых умов человечества. И мораль, и сама история имели бы другое, более доброе и более честное лицо. И здесь же меня осеняет противоположная мысль: кто знает! А может было бы ещё хуже. Ведь человек – великий творец безумия.

Вспомним уничтожение в недалёком прошлом исламскими варварами Музея Восточных искусств в Иране, когда они, остервеневши, молотами и кирками крошили великие произведения древности, и нам станут понятными причины и цель создания Восточными мудрецами их «великого дела» с его стратегической целью разрушить идеологию своего противника.

  1. «Истинно, истинно говорю вам: верующий в меня дела, которые творю я, и он сотворит; потому что я к отцу моему иду» Ин 14:12. 1Ин 4:15.

Любой здравомыслящий, мало-мальски интересующийся вопросами веры человек, просто обязан задаться вопросом: о каких делах говорит евангелист? И ведь за ответом далеко ходить не надо. Канонические Евангелия в один голос свидетельствуют о сверхъестественной природе тех дел, которые творили Христос и его бог отец: он, заметим, Евангелием избавлял от таких недугов, как слепота, глухота; хромых делал прямоходящими, очищал от проказы, кормил пятью хлебами и двумя рыбками тысячи людей, ходил по воде, усмирял разбушевавшееся море. Он воскрешал мёртвых! А его бог отец сотворил небо, землю и всё, что на них и в них. И что самое примечательное, так это слова Христа, сказанные после исцеления: «Иди, вера твоя спасла тебя». Значит, лечила и спасала вера, а не сам человек по имени Иисус Христос с его якобы сверхъестественными способностями. Выше я показала, что основанием библейского термина «вера» является фундаментально-теоретическая интерпретация иносказательного слова, образа, фрагмента… Выражение «вера твоя спасла тебя» в устах апостола Павла звучит иначе, но по смыслу она синонимична ей: «Сын ничего не может творить, если не увидит отца творящего. Ибо что творит он, то и сын творит также. Отец любит сына и показывает ему всё, что творит сам; и покажет ему дела больше этих, так что вы удивитесь…» 1Кор 15:14.» Евр 11:1. 1Пет 3:21. Ин 5:19,20. Ин 14:12; 15:17. «Ты веруешь, что бог един: хорошо делаешь; но и бесы веруют и трепещут… Покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу веру мою из дел моих. Но хочешь ли знать неосновательный человек, что вера без дел мертва» Иак 2:16-20.

Христос негодующим иудеям отвечает: «Если я не творю дел отца моего, не верьте мне; а если творю, то, когда не верите мне, верьте делам моим, чтобы узнать и поверить, что отец во мне, и я в нем… слова, которые я говорю вам, отец, пребывающий во мне, он творит дела» Ин 14:10,11. Вера Христа выражалась в понимании им логической последовательности формы учения с её будущим одухотворением теоретическим основанием – богом библейской системы мышления.

Для исполнения неисполнимых заповедей необходимо одно маленькое, совсем незначительное условие: «видеть бога, или воскресшего Христа» теперь уже в качестве основополагающих понятий. Это требование - принципиальное условие для познания объективной истины о библейском творении. Отк 3:19-22. Мф 14:24. Ин 3:18-19. Но в истории случилось прямо наоборот: «Кто учит тому, что воскресение уже было и не следует здравым словам» господствующего в учении теоретического духа истины, «тот горд, ничего не знает, но заражён страстью к состязаниям и словопрениям, от которых происходят… пустые споры между людьми повреждённого ума, чуждыми истины, …они извращают благую весть о Христе… иное благовествование о воскресении, как рак распространилось по земле. Этим они разрушают в людях веру Христову…, ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстят слуху; и от истины отвращаются, и обращаются к басням» Ин 3:21. 2Тим 4:3. 1Тим 3-5. Гал 1:7. Рим 12:16. 1Кор 4:6. 2Кор 4:5. Деян 3:23.

Нерасшифрованный теорией познания искусственный язык, извращённый языческой традицией верований вербализм, – болезни и увечья прежде всего для пророческо-апостольской модели рационального мышления. «Лечатся» они логико-диалектическим препарированием текстов. Евангелия – повествование о теоретической истине, о силе и могуществе диалектического мышления. 2Кор 3:17. 2Тим 3:16. Евр 4:2; 10:15,16. 2Кор 3:17. 2Пет 1:19,20. Лк 24:25-27.

История христианской веры – свидетель тому, что уставы, повеления, заповеди, распоряжения, оставленные миру высшими «должностными лицами» Библии, нарочито и единодушно проигнорированы её адептами: богословами и теологами.

Причин для этого игнорирования существует множество. Назову одну из них - откровенное безумие того языка, на котором записаны эти заповеди. А поскольку христианами называться очень хотелось, постольку Писания извращались в угоду существующего времени с приоритетными ему идеологическими поветриями.

Неисполнением неисполнимых требований библейской «власти» христианский мир, не осознавая того, признал своего учителя безумцем. Невозможностью исполнить его заповеди и при этом верить тому, что они были исполнены человеком, равным Богу, он свидетельствует также и о своём безумии.

Так в чём же дело?

Апостол Павел, учёность которого часто возмущала римскую элиту, по поводу невозможности исполнения заповедей и повелений высших «личностей» писал следующее: «Душевный человек (основавший свою веру на извращённом, а значит, мёртвом вербализме. – Авт.) не принимает того, что от духа божия (от теоретического основания учения. – Авт.), потому что он почитает это безумием, и не может понять, ибо об этом (безумии. – Авт.) надобно судить духовно (теоретически. – Авт.). …Мы приняли не духа мира сего (языческого. – Авт.), а духа от бога (как от понятия. – Авт.), дабы знать дарованное от него, что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от духа святого (от духа теоретической истины, имя которой «Христос». – Авт.), соображая духовное с духовным»1Кор 2:11-16.

Значит, слова и дела, предназначенные для исполнения, духовного значения. Но, как свидетельствуют авторы Нового Завета, сама по себе духовность не является критерием истины.

Духовность на страницах Библии делится на две категории: истинная и ложная, дух истины и дух заблуждения. Апостолы преподносят чёткое определение двух типов духовности. Читаем: «Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. Духа божия и духа заблуждения узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от бога. А всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придёт и уже есть в мире» 1Ин 4:1-5.

Ключевым словом в разграничении духовности является слово «плоть», которое в узких рамках библейской теории истины является термином, который означает религиозную форму учения, его «чужестранный, непонятный» или искусственный язык, которому, напоминаю, присуще логическое развитие, смысловая последовательность. Поэтому тот ум, который под словом «плоть» подразумевает материальную сущность смертного человека, в которой якобы Бог явился на землю, и будет называться лживым умом с его духом религиозного заблуждения. Такой ум, не подозревая подвоха со стороны автора, легко соблазняется волшебством Библии, сверхъестественной природой её смыслообразующих имён.

Из сказанного следует: сознание, которое просто верит в Бога, пришедшего на землю в образе человека, будет квалифицироваться как антихристианское. И, наоборот, то сознание, тот ум, который знает, что теоретически-основательный бог явлен миру в языческом камуфляже, будет именоваться как истинно-христианское. Человек, обладающий таким сознанием, не станет называть себя православным христианином или католиком, или протестантом и т.д. Он не пойдёт в рукотворный храм и не станет прикладываться к материальным останкам, к так называемым мощам святых, рукотворному пояску, якобы принадлежащим Марии Магдалине. Это сознание не позволит себе кланяться беспомощным идолам, одухотворённым человеческим невежеством.

На основании вышеизложенных рассуждений сделаем два вывода:

1.Термины «вера» и «верующий» подчинены принципу единства видимого и невидимого, формы и содержания. Руководящим и направляющим принципом библейской веры является теоретически и практически обоснованная исполнительность, выражающаяся в воспроизводстве всего, что говорили и что делали основатели будущего иудаизма, христианства и даже ислама. Иак 1:16-22. Без исполнения заповедей весть об истине (святое, или истинное благовествование) не выходит за границы мистических представлений и идеологических условностей. Мф 5:48. Ин 10:34-37. Быт 1:26. Ин 3:29. Иуд 1:19.

  1. 2. Всё сказанное можно выразить буквально несколькими словами: библейскую «Вселенную» следует мыслить исключительно в рамках её собственной теории познания. Это и будет доказательством исполнения неисполнимых заповедей. Библейское слово «делать» означает «мыслить». Всё остальное - «волшебство или чародейство великой блудницы…, с которой блудодействовали цари земные и разбогатели от великой роскоши её» Отк 17:1,2; 14:8; 18:2,3,23.

Предупреждение античного философа остаётся в силе и по нынешний день: «Приду скоро, и возмездие моё со мною, чтобы воздать каждому по делам его. Хороши те, кто соблюдает заповеди его, чтобы иметь право на древо жизни и войти в город «узкими» вратами. Все, кто вне этих врат, - псы и чародеи, любодеи и убийцы, идолослужители и всякий, любящий и делающий неправду, …участь которых в озере, горящем огнём и серою» Отк 22:12-15; 18:8.

***

Посвящённый в анналы учения Екклесиаст писал: «И предал я сердце моё тому, чтобы исследовать и испытать мудростью всё, что делается под небом (т.е. на земле. – Авт.): это тяжёлое занятие дал бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нём» Еккл 1:13.

Поэтому я и говорю, что Библия – великая школа мысли. Она учит человека философствовать и научает быть философом – познавать окружающий мир, основываясь на строгих логико-диалектических законах, обоснованных практической деятельностью человека разумного. А это наисложнейшее из занятий обречено на, как водится, приятные мучения. Метанаучная философия в устах Проповедника означает ту мудрость, которая ассоциируется с совершенным, теоретическим знанием. У Екклесиаста «сыны человеческие» - умы или сознание добросовестного, научно и философски подкованного исследователя: «И увидел я, что преимущество мудрости перед глупостью такое же, как преимущество света перед тьмою» Еккл 2:13.

Теоретический анализ библейского типа мышления приводит к ошеломляющему выводу: на сегодняшний момент истории настоящим христианским мировоззрением может называться исключительно материализм, постулирующий превосходство материи над духом. Почётный титул верующего христианина присваивается учёному с его метатеоретическим разумом, не допускающим в своём мировоззрении какой-либо фрагментарности. Последовательный учёный не может, ибо это противоестественно и аморально, совмещать в себе две несовместимые противоположности. Эту истину выудили из самой природы наблюдательные и духовно-целомудренные мыслители ранней античности. Структура их учения отвечает принципу раздельности мировоззрений, в котором лавры победителя достаются материалистическому мировоззрению. Мф 5:37; 6:24; 7:13. Лк 16:13.

***

Всякий раз, когда я вникаю в учение Библии, меня одолевает жгучее желание преклонить колени перед человеком, навечно осудившем «нечестие сынов проклятия» - рассадников духовного блуда и греха. «Они, произнося надутое пустословие, вовлекают в духовный разврат тех, которые едва отстали от находящихся в (религиозном. – Авт.) заблуждении» 1Пет 2:18.

Это же какую надо было иметь степень понимания порочности религии, её пандемически-неискоренимой живучести, чтобы добровольно взвалить на свои плечи учёного материалиста (в том, что человек, присвоивший в силу обстоятельств себе имя «Иисус Христос», был материалистом, нет никакого сомнения), «не имеющего греха», трагическую миссию жертвы, принять нечеловеческие муки ради её осуждения! «Жертвой своей нас он сделал совершёнными навсегда, …а дьявола лишил силы… Своим учением он истребил бывшее о нас рукописание, которое было против нас. Он взял его … и пригвоздил к кресту; отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними собой» Колос 2:14,15. Деян 10:37-41. Рим 15:3. 1Кор 10:4. 2Кор 5:21. Гал 1:4. 1Фес 5:10. 1Тим 1:15 и т.д. Как же надо было ненавидеть лицемерие «хитрых лжесловесников», «лютых волков в овечьей шкуре, не щадящих стада»! Я не в силах осознать до конца преданность идее спасения человечества от религиозного безумия. Какими же надо было обладать умом и душой, чтобы в веках остаться величайшим примером человеческой добропорядочности и уверенности в справедливости своего служения научному типу мышления! Деян 20:29-31. 2Кор 11:4. Рим 1:28. Ефес 4:14. Ин 10:27-29. 2Фес 2:7,8.

Павел, подводя итог своей подвижнической деятельности, сказал: «…Я становлюсь жертвой, и время моего удаления от дел настало: подвигом добрым я подвизался, течение совершил, (теоретическую. – Авт.) веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне господствующий в учении дух просвещения, праведный судья…; и не только мне, но и всем возлюбившим явление его» 2Тим 4:6-8. 2Тим 2:17. Филип 4:1. 1Фес 2:19. Ин 1:9. «Венец правды», признание и восхваление представителями светской культуры этот мужественный человек получит по открытию «великой тайны благочестия, о которой было утаено от начала создания веков» 1Тим 4:16.

А пока «человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого богом, или святынею, выдавая себя за него, сидит в храме божьем (в общественном сознании. – Авт.)». Он, используя прежние технологии, будет стремиться к тотальной власти над умами и душами людей… «Тайна беззакония пока в действии. Явившийся же господь убьёт его (теоретическим. – Авт.) духом уст своих, и истребит явлением пришествия своего… Да будут осуждены все, не поверившее в слово написанное, растворённое верою слышавших, но возлюбившие неправду» 2Фес 2:1-12.

«Итак, веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море, потому что к вам сошёл дьявол в сильной ярости, зная, что немного остаётся ему времени…; но обольщающий всю вселенную, будет низвержен вместе со своими ангелами на землю…» Отк 12:12,9.

Ныне невежество, в широком смысле слова, – ударная сила зла, как и в былые времена, стремится к тотальной власти над душами и умами людей. Это свидетельствует о том, что «мерзость запустения», подобная огнедышащему вулкану, не спит. Притч Сол 16:5. А это означает, что жертва, принесённая во имя спасения человечества от наркотического безумия, по-прежнему оказывается бесполезной.

«Изумляйтесь и дивитесь: они ослепили других, и сами ослепли; они пьяны, но не от вина, - шатаются, но не от сикеры; Навёл на вас господь дух усыпления и сомкнул глаза ваши, прозорливцы. И всякое пророчество для вас то же, что слова в запечатанной книге… За то, что сердце этих людей далеко отстоит от меня, …то, вот, я ещё необычайнее поступлю с ним, чудно и дивно, так что мудрость мудрецов его погибнет, и разума у разумных его не станет» Исаия 29:9-14; 6:9-11. Мк 4:12.

Согласись, уважаемый читатель, что автор этих слов - единомышленник, например, К. Марксу, который утверждал, что «религия для народа - опиум», лишающий его здравомыслия. Духом материализма пропитаны все книги Библии. Их авторы провозглашали всемогущество теоретического разума, но не мудрость и философию «пьяных… священников и пророков, которые спотыкаются от крепких напитков; побеждены вином, обезумели от сикеры, …в суждении спотыкаются…, падают навзничь, и разбиваются, и попадают в сеть и уже пойманы ею» - хитростью «краеугольного камня», того самого, который сделался для нас мерилом порядочности и здравоумия, а для них «чашей, наполненной всякой нечистотой, …ибо все столы их уставлены мерзостью» Исаия 28:7,8,16; 8:14,15.

Но мудрецы ранней античности были уверены в том, что их «бог из... тех, которые говорят о себе, что они истинно верующие иудеи, христиане, апостолы…, но не суть таковы, а лгут, - он сделает так, что они придут и поклонятся в ноги ему, и познают, что я возлюбил слово твоё», твою философию, которая «делает ничтожными лжепророков и обнаруживает безумие волшебников, мудрецов прогоняет назад и знание их делает глупостью» Отк 3:9: 2:9. Рим 2:28,29. Исаия 44:25.

***

Наука в содружестве с философией в качестве метанауки за всю свою историю сформировали фундаментальные принципы познания окружающего мира:

Первый принцип – признание объективности окружающей среды.

Второй принцип – принцип сомнения.

Третий принцип – поиск истины.

Четвертый принцип – принцип доказательности и аргументированности.

Добротная научная теория, как утверждает американский историк и философ науки Томас Сэмюэл Кун (1922-1996 гг.), обладает пятью признаками:

Первый признак – точность или конкретность.

Второй признак – согласованность.

Третий признак – охват

Четвёртый признак – простота.

Пятый признак – плодотворность.

Для неопытного слуха парадоксально звучат слова о том, что учение, заключённое в Библии Синодального 1876 и 1811 года издания, отвечает всем перечисленным принципам своего познания. Они – те господствующие власти, те центробежные силы, которые придают её содержанию инерцию вечного движения. Удлиняя радиус своего круга, эти силы обладают способностью наделять человека поистине гигантской энергией для свершения великих по своей научной этичности дел. Библейская модель мышления с её материалистически-духовными ценностями на сегодняшний момент человеческой истории претендует быть законным основанием для всеобщей толерантности, гуманизма, человеколюбия.

Творцы «неба» и «земли» были уверены в торжестве своего «великого дела», той веры, совершенство которой выражается конкретными делами: теоретической критикой «наследуемых обетований» Деян 16:5. Иак 2:17,14,20,22,26. 1Кор 13:1-3. В конце концов, обман не может царствовать вечно: «Поэтому, препоясавшись истиной, облекитесь в броню веры и праведности», ибо наша брань …против начальств, против …мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных…» Ефес 6:12,14.

 

[1] Макдауэлл Дж. Неоспоримые свидетельства. Чикаго, 1991. С.166-211.

[2] Фрагменты ранних греческих философов. Ч.1. М. 1989. С 97,98.

 

Т.Хмелевская

© Фонд «Здравомыслие» 2010-2016