Продвижение идей секуляризма в России

БИБЛЕЙСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ? ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

«Премудрость (как высшая форма знания. – Авт.)

возглашает на улице: …

Доколе, невежды, будете любить невежество? …

доколе глупцы будут ненавидеть знание? …

Я звала, и вы не послушались…

 вы отвергли все мои советы, и обличений моих не приняли.

За то и я посмеюсь вашей погибели, порадуюсь,

когда на вас придёт ужас…»

Притчи Солом 1, 2 гл.

 

Учёные материалисты, постулирующие примат «объективного мира над субъективным, материального над идеальным», отдали Библию в полное распоряжение богословам и теологам. Они уверены в том, что сей памятник духовной культуры не предмет их внимания. Они уверены, что обладают достаточной информацией о ней.

Библии вынесен суровый и несправедливый вердикт: она – духовный памятник религиозной культуры, явление надбазисное. А значит рассматривать её следует с позиций диалектического материализма, когда культура является следствием развития экономических, производственных и производительных сил общества. Поэтому, утверждают они, философ мыслит мир в рамках своего времени, он, якобы, не может думать опережающе, не в его силах влиять на будущее. Гегель по этому поводу писал, что «как всякая личность – произведение своего времени, так философия есть в мыслях схваченная эпоха: нелепо предположить, что какая-нибудь философия переходила свой современный мир». Исключений данная теория не допускает.

Со временем диалектический материализм в качестве философского учения стараниями идеологов коммунизма трансформировался в своеобразную научную догму, в клише, через которое пропускалось любое общественное явление. Понятно, что в данном случае приходилось заниматься подтасовками и фальсификациями. Сторонников этой идеологии не беспокоили мысли о творческом применении идей марксизма, об их усовершенствовании в связи с требованиями изменяющегося времени.

Но если философ не может мыслить опережающе, то кто в таком случае является двигателем прогресса, кто создаёт новые теории, совершает научно-технические открытия? Народные массы? Вряд ли! Философы знают, что «широкая публика всегда плетётся в хвосте передовых идей и открытий… с её маленькой, узенькой и ничтожнейшей точки зрения все тысячелетия человеческой мысли трактовались как нечто детское, глупое и коренным образом противоречащее научному знанию»[1].

Моё исследование Библии убедило меня в том, что она то исключение, которое как внешне, так и внутренне не противоречит законам диалектического материализма. Мой опыт позволяет говорить о том, что пренебрегаемый учёной элитой древний памятник культуры – предмет, над которым может трудиться мысль, окультуренная наукой правильного мышления. Ибо «мыслить предмет означает отличать его от всего другого, но вместе с этим отличием также и соединять его со всем прочим, преодолевая возможные на этом пути противоречия и противоположности»[2]. Библия, по моему глубокому убеждению, достойна внимания самых ответственных, чистоплотных и порядочных учёных, наделённых совестью, для которых научная истина не является разменной монетой, «сердечные намерения» которых сдерживаются холодным и честным разумом, страстным желанием овладеть истиной.

Одновременно критический и доверительный анализ Библии свидетельствует о выдающейся роли человека творца, о его иногда кардинальном влиянии на развитие общественного мышления. Библия мне показала, что личность в отличие от толпы способна мыслить исторически прогрессивно, т.е. опережающе, и этим в определённой степени корректировать развитие общества и его культуры.

Создатели Пятикнижия, израильско-палестинские пророки называли своё дело великим. И при этом говорили, что оно настолько необычное, что «если кто и будет вам о нём рассказывать, то вы не поверите» Аввак 1:5. Левит 26:14-46. 4Царств 21:12. 1Царств 3:11. Исаия 10:22-23. Ин 13:41; 15:18; 11:33-38. Деян 13:41. Рим 9:2.

В чём же заключалось величие пророческо-апостольского дела, следствием которого являются авраамические религии? Какие такие цели преследовали пророки созданием Торы? Чему учили и в чём назидали человека?

Ответы на эти вопросы находятся в книгах и посланиях Нового завета. Попутно хочу заметить, что исследование Библии всегда следует начинать с Нового Завета. Почему? Потому что две части Библии – одно, органически сплавленное целое, одна программа одного «великого дела». Новозаветники часто почти открытым текстом объясняют суть дела и его величия.

Современная же практика исследования этой книги свидетельствует об обратном: пишут о Христе – опираются исключительно на Евангелия. Исследуют историю Израиля, смотрят исключительно в книги Ветхого Завета. Рассуждают о деятельности апостолов, обращаются к их посланиям. Это практика исследования «святой книги» противоречит идее учения о спасении и той свободе, которую завещали людям сотрудники «великого дела». Исследование Библии должно носить интегральный характер, когда в соотношении частного и целого предпочтение отдаётся целому. Необходимо соблюдать принципы холистического подхода в исследовании. Библия – микрокосм, Вселенная в миниатюре, в которой материальное и духовное – единое целое. Второе – следствие первого.

Этот поистине научный принцип познания высказан учеником Христа Филиппом для современного читателя на непонятном языке: «Свет и тьма, жизнь и смерть, правое и левое – братья друг другу. Их нельзя отделить друг от друга. Поэтому и хорошие – не хороши, и плохие – не плохи, и жизнь – не жизнь, и смерть – не смерть. Поэтому каждый будет разорван в своей основе от начала. Но те, кто выше мира, - неразорванные, вечные» Еван Филиппа ст. 10. Филипп рассуждает о структуре учения, о его цельности, как как системе теоретического знания с его фактологической обоснованностью. Человеческий мир изначально, с момента выхода в мир Пятикнижия нарушил основу учения, разорвал его стороны, их единство. Следствием этого станут мировые религии и наука как совершенный тип мышления, противостоящий тьме века сего. Библия, таким образом, в определённой степени поспособствовала формированию мировой арены для битвы титанов – научных форм познания с мифологическими.

Созданием Пятикнижия пророки преследовали одну единственную стратегическую цель, разрешению которой предшествовало осуществление текущих задач, диктуемых исторической ситуацией.

О задачах я поговорю как-нибудь в другой раз. А сейчас озвучу стратегическую цель «великого дела»:

«Сын человеческий пришёл не для того, чтобы ему служили… Он пришёл разрушить дела сатаны», которого Евангелия называют противником богу отцу и его сыну Иисусу Христу.[3] Мф 20:23. 1Ин 3:8. Известно, что этот библейский персонаж совращал Христа «царствами мира», уговаривая его служить ему. Но сын божий как понятие и как человек не поддались его соблазнам. Мф 4:1-10.

Человеческий мир, не владея ключом от сундучка с секретом, каких только сказок не сочинил об этом уродливом чудище. А потому и ходит вокруг да около, придумывая всё новые и новые небылицы о нём. Библейский же ключ сдерживает творческие порывы фонтанирующего вымыслами, безудержного в своих фантазиях рассудка. «Лопата» Христа, наматывая на крепкий кулак «сердечные намерения», определяет вымыслам о дьяволе или сатане (как, впрочем, и обо всём остальном) по закону принадлежащее ему место – «человек греха, сын погибели, …который истину заменил своей ложью» 2Фес 1-12. Рим 1:18-28.

Согласно одному из положений библейского ключа, а по-нашему метода исследования библейской концепции истины, «дьявол» - иносказательный образ внешней стороны учения, его нижнего уровня с его эзоповым языком и создаваемыми им мистически-религиозными ассоциациями. Кастрированный, лишённый своего логического развития библейский вербализм, и есть внешняя сторона учения, на основании которой в последствии развился идеализм, который постулирует первоначало духа, мысли, идеи, сознания, но не материи. Вербализм – стихия дьявола или сатаны!

«Христос» - такой же иносказательный образ, но уже внутренней его стороны. Теоретически одухотворённая и логически развивающаяся буква учения - его внутренняя сторона – плодородная почва для развития рационально-материалистических воззрений.

Таким образом, нас невольно принуждают эти стороны признать категориями – формой и содержанием учения. Они – те две противоположности, которые при определённых условиях сливаются в целокупность, в единое философское пространство с его истинными, т.е. теоретически и фактически (практически) обоснованными духовными ценностями. А разве это не диалектика, не борьба и единство противоположностей? «Мыслить предмет означает полагать основания и выводить из них следствия»[4]. Лк 11:39-44.

Внешняя сторона учения трансформируется в свою и для себя противоположность при одном условии, когда она развивается по своим невидимым рассудочному сознанию логическим законам. Форма в своём развитии должна быть логичной! В ином случае в предмете будет отсутствовать раздельность сторон, которая обуславливает его существование. В нашем случае это Библия. «Структура, - писал Лосев, - это самое главное. Ведь без структуры нет никакой раздельности… Это означает только то, что мы не можем приписать ему никаких свойств, ведь всякое свойство предмета уже вносит в него какую-то раздельность»[5].

Логично развивающейся внешней стороне учения дан образ матери или законной жены (Мария Магдалина), которая, будучи «оплодотворённой» господом, т.е. теорией познания, всеобщим для учения теоретическим духом, производит на свет подобный «мужу» дух познания – дух истины, или дух святой: «Я и отец – одно» Ин 10:30. Ветхий завет называет такой дух законнорождённым сыном. Сыновья же, рождённые от служанок, - незаконнорождённые дети мужского пола, которые всегда ненавидели и презирали младшего из братьев. Ин 3:6; 4:24. 2Кор 5:16.

Закономерность, прослеживаемая в развитии идеи о творце к её логической законченности, отражена во многих фрагментах библейских текстов, в том числе и в евангельском фрагменте о непорочном зачатии. Мф 1:18-25. «Иосиф», «дух святой», «господь» в этом фрагменте - иносказательные образы одной сущности. В данном месте «Иосиф» - ветхозаветный персонаж – прообраз невидимой стороны учения с её теоретическими итогами познания, которого сотрудники Нового Завета назовут иносказательным образом «сын божий», или «сын человеческий». Кн. Быт 30:24; 41:38; 49:22-28; 49:23-28.

По-поводу нераздельности противоположностей автор «книги Бытие» сказал: «И будут двое одна плоть. Что бог сочетал, того человек да не разлучает» Быт 2:24. Мф 19:4-6. Мк 10:7-9. 1Кор 7 глава. Люди думают, что автор говорит о муже и жене в общечеловеческом значении. В таком случае, они сильно ошибаются. Дело в том, что бог изначально создаёт не одного человека, а двух: первого по образу и подобию; второго из праха земного. Если думать, что он создал одного человека, то это означает, что господь есть прах земной. Такого априори не может быть. Поэтому в этом творении не всё так просто, как представляется наивному сознанию, бдительность которого усыплена богатым на ловушки буквализмом.

Закон единства и борьбы противоположностей в устах апостола Павла засвидетельствован коротеньким выражением: «Плоть (эзопов язык учения. – авт.) желает противного (теоретическому. – Авт.).) духу истины. А дух – противного плоти: они друг другу противятся, так что вы, покоряясь плоти, не то делаете (не то говорите. – Авт.), что хотели бы» (что надобно. – Авт.). Гал 5:16,17. Еван Фомы ст. 116.

Первая часть Библии, в буквальном смысле слова, «дышит» законом борьбы и единства противоположностей. Бесконечная череда призывов «слушаться гласа господня и не покоряться иным богам» - выражение этого закона. Его неисполнение грозит «истреблением друг друга», когда обе стороны учения превращаются в конгломерат несуразиц, языческих вымыслов и примитивных домыслов, в «язык человеческий», а затем и в «человеческое Евангелие» с его человеческими равно языческими представлениями о боге Библии. Гал 5:15.

Слова теоретического «Христа» «отойди от меня, сатана; ибо написано: господу богу твоему поклоняйся, и ему одному служи» свидетельствуют о рациональном духе высшего уровня учения, его внутренней стороны. Мф 4:10. Второз. 6:13. Авторы учения этот дух называют духом истины. Он постигается соблюдением единства противоположных сторон: «Что бог сочетал, того человек да не разлучает… Когда вы сделаете двоих одним, и когда вы сделаете внутреннюю сторону как внешнюю, и внешнюю сторону как внутреннюю сторону, и когда вы сделаете мужчину и женщину одним…, тогда вы войдёте в царствие..., если двое в мире друг с другом в одном и том же доме, скажут горе: Переместись! – и она переместится… Ибо ваше внутреннее есть ваше внешнее, и кто слепил внешнее ваше, (придал форму вашему внешнему), тот слепил и внутреннее…»[6] Абсолютная диалектика – закон борьбы и единства противоположностей! Авторы подчёркивают всемогущество в распознавании смыслов специфической для Библии теории познания, ключа от ада и рая. Поэтому местоимение «ваше» не относится к обычному человеку. В библейском терминологическом словаре местоимения «я», «твоё», «наше», «мы», «они» часто обозначают две стороны, два уровня познания библейской философии.

Процессе исследования «книги книг», направляемый её авторами и их заповедями, привёл меня к ошеломляющему выводу: оказывается, её «господь» не Личность с её сверхразумной сущностью. Он - понятие, которое на страницах Библии исполняет роль основополагающей идеи, единого принципа (единый бог), ставшего основанием учения. Он – твёрдый и надёжный фундамент для выведения истинных суждений о «великом деле», что предполагает «разрушение сатанинских твердынь и его нечистых, в смысле, лукавых замыслов». Лука 1:2-4.

Ключ Христа, его «лопату» или «глазную мазь» я посмела назвать теорией познания или математически безупречной формулой выведения суждений о Библии в целом. Её простота наделена великой, сокрушающей всё мистическое силой. Смыслообразующая идея пророческой модели мышления в пух и прах развенчивает библейский миф, обличает его в недееспособности, в неоправданных притязаниях на истину. Под действием теории познания миф улетучивается подобно туману под горячими лучами восходящего светила.

Итак, «ключ от ада и рая» - бог учения, его смыслообразующее понятие, системообразующая идея, которая в качестве сюжетной линии создаёт единое пространство для действий разума, его Вселенную. Этот ключ или метод в своём предназначении и своей функциональности универсален. На любой вопрос, касающийся Библии, мы можем ответить правильно исключительно и посредством теории познания, которая безошибочно отделяет плевелы от чистого зерна. Она - ключ и камень, на котором нерушимо стоит и развивается библейская система знания, в которой живёт совершенная истина. Мф 16:18-19. Слова «всё от бога, богом и к богу, …бог есть (теоретически основательный – Авт.) дух, производящий всё во всех» на современном философском языке означают метатеоретическое, фундаментальное знание. Рим 11:36. 1Кор 8:4-6; 12:6-11. Ефес 4:6; 15:22-28. «Христос», «сын божий» - итог теоретической дешифровки эзопово языка – языка притч, аллегорий, древних мифов, сказок, которые были позаимствованы из восточных культур, а затем переформатированы, переориентированы в угоду смыслообразующей идее учения. Мф 5:48. Ин 10:31-38.

Итак, ключ Христа или теория истины уверенным движением просвещённого истиной ума срывает с Библии все её мистически-религиозные покрывала, маски, тяжёлые завесы и замки, разворачивает её к зрителю своей лицевой, рациональной стороной. В качестве подтверждения своих слов приведу несколько примеров:[7]

  1. «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от бога; существующие же власти от бога установлены. Поэтому противящийся власти противится божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение» Рим 13:1.

«Душа» - библейский термин в противоположность термину «дух». В рамках теории истины «душа» - чувственная созерцательность, обольщающая верой в библейский умозрительный вербализм, истинность которого не подтверждена жертвенной практикой смертного человека Иисуса Христа. Человек увидел, прочитал, восхитился, поверил! Внешняя сторона учения, его начало возбуждает в сознании читающего свои ассоциативные картинки, которые уводят его в область обольстительных, почти всегда красивых, а может и эгоистичных заблуждений.

Дело в том, что «душа» учения - его внешняя сторона, выражающаяся непонятным языком, развивается по законам формальной логики. Она невидима при поверхностном чтении Библии, когда ум скользит по скалистым вершинам айсберга. Люди видят смутно то, что у них под ногами, над водой. Подводная же часть остаётся для них недоступной. Разрушение логического развития внешней стороны учения на эзоповом, притчеобразном языке учения называется непослушанием господу и заповеди о нём. Такая сторона лишена своего развития, движения от примитивно-абстрактного своего состояния к совершенному, что на эзоповом языке означает к божественному. На языке современной же философии это называется теоретическим совершенством приобретённого знания, или его объективным значением.

«Душу» учения, искажённую языческими представлениями о его боге, как о понятии нет возможности одухотворить специфической для библейской модели мышления формулой познания, которая создаёт условия для мирного диалога внешней и внутренней стороны, достоверного знания того, что «бог сделал кривым». Выпрямление кривизны – прерогатива формулы познания, т.е. самого бога как понятия. Искажённый буквализм разрушает единство противоположностей, а значит и всю систему как целое, в которой живёт истина.

Разум, породивший понятие в качестве единого принципа познания, есть БОГ. Библейское учение о боге и его сыне – создание «мужей именитых», т.е. «мужей большой учёности». Этот вывод объясняет сотрудничество в создании «неба и земли» нескольких богов. То есть структурное учение – творение людей, умом родившихся свыше, от отца светов, т.е. от бога, как от понятия. Они – философы! Кн. Бытие 1:26. Иисус Навин 22:16

Меня всегда коробит факт: на каком основании люди, читающие Библию, решили, что она – сборник крылатых выражений, афоризмов, историческая летопись, список законоуложений, нравственное предписание для народов мира? Выдернут, понимаешь, из текста одну, две цитату и начинают её мусолить, уподобляясь мартышке, играющей с очками. Такой подход к «сборнику религиозной литературы» просто смешон. Ну, простите, если вы принимаете библейцев за людей не здравых в уме, то совсем неприлично выглядит желание критиковать и высмеивать их в слабоумии. Вы же не обличаете в этом людей, находящихся в соответствующих медицинских заведениях, ибо вы знаете, что они больны. Вы можете им только посочувствовать. Но если вы, уважаемые «исследователи» «святой книги», обнаружили в ней очевидное безумие, то будьте добры найдите ему объяснение, займитесь полезным делом, руководствуясь при этом не своей причастностью теоретическому прогрессу, а методом «выпрямления того, что бог сделал кривым» Еккл 7:11-13.

Следует задаться совершенно уместным вопросом: почему его творения кажутся нелогичными, а именно кривыми, не подающимися законам окультуренного логикой и диалектикой мышления? Ответ заключается в том, что авторы учения и весь мир говорят друг с другом на разных языках. Они не понимают друг друга. Мир думает о своём Боге, а Библия руководствуется своим. Происходит несовпадение понятий, что и является следствием божественной кривизны. Апостолы требуют идти направо, а мир, не вняв их смыслообразующей заповеди, пошёл налево. Вот и получилось смешение коней и людей в одну навозную кучу. О какой власти бога вообще может идти речь?

В процессе своего исследования «книги об истине» я пришла к выводу: она не располагает какими-либо основаниями называться историческим документом. Вопрос, поставленный во главу угла её учения «что есть истина?», прерогатива философии. Если она и располагает историческими сведениями, то в очень редких случаях. Но не они формируют интеллектуальное ядро учения, не они являются основным вопросом её модели мышления.

  1. «Бог отец истинен» Ин 3:33. Библейская истина относительно её основного вопроса – продукт рефлексии[8]. Понятием бога в качестве общего и единого принципа познания мыслится «чужестранный» или искусственный язык библейской модели мышления. Перевод этого языка на рациональные рельсы поворачивает наш предмет исследования лицевой стороной к зрителю. И тогда «первые становятся последними, а последние первыми», что является доказательством исполнения воли божией, или решением стратегической цели создания Торы, программной части «великого дела» Евр 10:6-12.
  2. «Бог отец дал ученикам Христа духа истины» Ин 14:16,17. «Бог» - общее и единое для пророческой модели мышления понятие. «Дух истины» равно «сын божий» равно «дух святой» - итог ключевой интерпретации этой модели понимания в целом. «Дух истины» - возведённое на твёрдом основании знание. Ин 14:15-20,26; 15:26;5:32. 1Тим 6:16. 1Кор 5:14. Мф 13:13.
  3. «Богу надо повиноваться более, чем человеку» Деян 5:29. Это то же, что «власть от бога». Под словом «человекам» следует понимать внешнее сознание, формально извращённый библейский ум, в котором отсутствует дух ключевой (теоретической) истины. Этот ум присущ исключительному большинству так называемых верующих: иудеев, христиан и мусульман. Они – мнимые верующие. Учение называет эту категорию верующих лжеверующими, которые на страницах Библии выступают в образах антихриста, змия Левиафана, непобедимого филистимлянского борца Голиафа, евангельского Иуды, царя Ирода и многих, многих других. Следует напомнить, что внешняя сторона Библии с её религиозно-эзоповым языком и его духом заблуждения наделена исключительно негативными образами, что свидетельствует об неуважительном отношении авторов «великого дела» к религии как форме общественного мышления, которое в своём интеллектуальном развитии застряло в каменном веке. И при этом, не взирая на достижения теоретического прогресса, с прежней упёртостью претендует на святой престол истины.
  4. «Бог… не нуждается в делах рук человеческих. Он живёт не в рукотворных храмах… Вы храм бога живого, если только дух божий обитает в вас… Тогда вы - боги», те самые, что сотворили «небо», «землю» и «человеков» Деян 17:24,25. Оставляю эту цитату без расшифровки в качестве теперь уже совсем несложной задачки.
  5. «Бог хочет, чтобы все люди спаслись и познали истину… Познайте истину, и она сделает вас свободными» 1Тим 2:2-4. Ин 8:31-36. То есть спасение чрез познание истины – категории научно-духовной. Значит, Библию не занимают вопросы материального бытия, в том числе спасение конкретной человеческой души от горения, допустим, в аду или для пребывания в раю. У истины есть свой антипод – заблуждение. Согласно формуле познания, несвобода, рабство есть зависимость сознания от архаичного мышления, которым «славится» внешняя сторона учения, его эзопов язык. Вера в волшебный дух, которого люди по своему недомыслию приняли за критерий истины, и есть тот самый «дьявол» или «сатана» - иносказательный образ мёртвого, лишённого здравого смысла библейского вербализма. Теоретическая дешифровка «чужестранного или непонятного языка» дарует сознанию свободу от рабской повинности древней архаике. Значит, вначале пророки, а потом и сонаследник их обетований, т.е. духовных сокровищ, отстаивали принципы рационализма в понимании мира и человека в нём. В этом и заключается значение той свободы, за идеалы которой «сопричастники божеского естества» шли на пытки, костры и виселицы.
  6. «Бог Отец воздвиг святилище истинное» Евр 8:2. Понятием в качестве твёрдого основания создаётся та система знания, в которой живёт объективная истина, которую пророческо-апостольское учение называет «жизнью вечной»: «Я есть истина, Я есть Христос, Я есть жизнь вечная, Писания свидетельствуют обо мне…». Вот вам и силлогистический способ выведения суждений об истине: писания свидетельствуют о какой-то истине, но не о человеке со всеми его радостями, печалями и бытовыми проблемами. А вот, как они свидетельствуют об истине? – вопрос мудрёный.
  7. «Стойте в свободе, которую дал вам Христос, облекитесь в человека, подобного богу, будьте совершенны, как совершенен отец ваш небесный. Познание истины освобождает от сети сатаны» Гал 5:13; 3:10,11. 2Тим 2:25,26. Мф 5:48. Ефес 4:11-14. Лк 6:40. Ин 8:31-36. Авторы призывают понимать их учение в его собственном ключе, опираясь на его «твёрдое основание». В переводе на современный философский язык этот призыв означает превосходство теоретического знания над мифологическим. Создатели уникальной для их эпохи модели мышления поют гимны и создают славу доказательно-аргументированному знанию, что на современном языке означает метатеоретическому пониманию «великой тайны благочестия» 1Тим 3:16; 2Пет 1:7. Рим 14:25,24. Библейская свобода – философский феномен с его духовным содержанием.

Библейская формула истины обладает юридическим статусом, созданным человеческой жертвой как естественным опытом, как практикой, демонстрирующей краткосрочность «бедных (смыслом. – Авт.) вещественных начал» учения или его плоти, его материальной стороны, выразившейся непонятным или искусственным языком. 1Кор глава 14.

Ветхий и Новый Заветы Библии – это две части одной программы «великого дела». Первая часть – часть программная; вторая – исполнительная: «Я пришёл исполнить Закон и пророков», - говорит Христос, а правильнее, евангелист устами человека Иисуса Христа. В первой части намечаются контуры двухуровневого учения с его единым принципом познания, программируется будущая деятельность человека Иисуса Христа, его обязательная жертва, которая должна была материализовать, закрепить юридически ключевой статус истины о богах творцах. Весь Новый Завет сосредоточен на этой миссии смертного человека.

Пророки открытым текстом пишут о том, что основным вопросом их модели мышления является ум господень, который следует знать или видеть. И, если «господь» есть понятие, которое имеет значение «твёрдого основания учения», то пророк говорит об основательном уме, который формируется не на пустом месте, а на теоретическом фундаменте. Значит, речь идёт о теоретическом уме. 1Кор 2:16. Исаия 40:13. Рим 11:34.

Запланированный приход человека Иисуса Христа с его жертвой свидетельствует о понимании пророками значения практики, эксперимента, опыта для создания достаточного основания той истине, о которой они писали и за которую боролись. Они прекрасно осознавали, что их время не располагало подобной роскошью. А поскольку учение создано по образу и подобию смертного человека, то он и должен стать достаточным основанием для «истребления бывшего о нас рукописания, которое было против нас». Жертва как явление необратимое «отняла силы у начальств и властей (у иудейских первосвященников. – Авт.), властно подвергла их позору, восторжествовав над ними собой» Кол 2:14,15.

Человеческая жертва усовершенствовала библейский разум апостолов, подняла его на второй, рациональный уровень учения с его основным вопросом, что есть истина относительно бога и его сына. Мф 5:48. Ефес 411-14. Ин 10:33-36.1Кор 2:6-10. Евр 10:10-14. Подобно человеческой плоти, плоть учения – явление временное, скоротечное. Человек принесением себя в жертву повелел жертвовать плотью учения, его сухим и мёртвым буквализмом. При чтении текстов следует остерегаться избегать их округления, выхолащивания их смысла, не бояться их несоответствия реальности. Теория истины всё расставит по местам: сверхъестественное, сказочно-фантастическое трансформирует в естественно-рациональное, в «божеское естество» 2Пет 1:4. Позор, которым славится мифологический тип сознания, заключается в пропаганде бедных смыслом материальных начал учения с его «чужестранным языком».

Итак, библейские ключи к пониманию тайны о боге и его сыне снимают с Библии тонкий флёр мифического примитивизма, той детскости мышления, которое упрощает сложную и глубокую мысль до её первобытного состояния. Эти ключи или в их совокупности метод дешифровки непонятного языка обличает древний миф в его нецелесообразности, алогичности, неспособности обеспечить размышляющему разуму условия восхождения от абстрактно-умозрительных представлений к конкретным суждениям.

Сознание же, овладевшее операциональными свойствами понятий о боге и его сыне, навсегда избавляется от веры в сверхъестественное, оно очищается от развращающего влияния веры в одухотворённого идола. Им обретается та свобода, которая гарантирует независимость разума от навязчивой пропаганды примитивных форм знания, которые, по одной из версий, на генетическом уровне унаследованы человечеством от своих прародителей.

Павел некритичную веру в бога, которому служил, называл духовным блудом, а сознание, позиционирующее себя с этой верой, блудодеем. Он по нескольку лет учил своих учеников науке воздержания этого блуда. Галатийская школа – пример тому, что Павлу это не всегда удавалось. Его «ученики переходили к иному благовествованию, которое, впрочем, не иное, а только есть люди, смущающие вас».

Величие пророческого дела объясняется так же простотой метода достижения стратегической цели учения, решения его основной проблемы – поражение несгибаемого противника более прогрессивному знанию, дракона о семи головах. Пророк это оружие  сравнивает с пращой – средством охоты древнего человека. О простоте метода поражения писали многие библейские авторы. 1Цар 17:37-54.

А вот, что о ней говорит апостол Павел: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал бог, чтобы посрамить сильное. И незнатное мира, и униженное, и ничего не значащее избрал бог, чтобы упразднить значащее, для того, чтобы никакая плоть не хвалилась перед (нашим. – Авт.) богом» 1Кор 1:27-29. 2Кор 11:3.

Парафразирую слова мужа большой осведомлённости: учёная элита палестино-израильского общества, которая находилась в тесном общении с греческими философами, для посрамления «сына погибели» с его «ложными чудесами и неправедным обольщением» изобрела эффективный в своём действии метод. Он свидетельствует об утончённо-ювелирной хитрости человеческого разума: «Смотреть будете и не увидите; слушать будете, и не услышите». Познание тайны библейских имён «бог» и «сын» - прерогатива критически мыслящего разума. Чувственная созерцательность – почва, на которой формировались скоротечные учения с их «хитрым искусством обольщения». Рим 1:28.

Апостол Павел заклинает своих учеников «не поступать, как поступают прочие народы, по суетности ума своего», т.е. не соблазняться волшебством и пустыми обещаниями противника теоретического знания, «не быть блудодеями и не есть идоложертвенного», т.е. того, что необходимо принести в жертву духовную. Ефес 4:14-20. Проще говоря, проигнорировать эзопов язык с его волшебно-искусительными чарами. Ибо «имена, которые даны вещам земным, заключают великое заблуждение, они отвлекают сердце от того, что прочно, к тому, что не прочно. Тот, кто слышит (слово) «Бог», не постигает того, что прочно, но постигает то, что не прочно. Также подобным образом (в словах «отец», и «сын», и «дух святой», и «жизнь», и «свет», и «воскресение, и «церковь», и во всех остальных – не постигают того, что прочно…» Еван Филиппа ст. 11.

Ученик Христа рассуждает в категориально-понятийной плоскости, как знающий структуру учения и его духовный язык. «Вещи земные» - буквальное значение его непонятного или искусственного языка, мёртвый, лишённый рационального духа, библейский вербализм! Филипп – философ, наследник духовных обетований своих предшественников - израильских пророков.

О личностях, шагнувших далеко вперёд своего времени, своей эпохи, А. И. Герцен писал: «Образованные люди видели нелепость язычества, были вольнодумцы…, – но язычество оставалось, как официальная религия, и на улице они поклонялись тому, над чем ругались дома, потому что чернь стояла за него; иначе и быть не могло... Ни у кого не было хитрости открыто, громогласно отрицать основание древней жизни, да и во имя чего могла возникнуть такая высокая дерзость? Гонимые, скитальцы из страны в страну, окруженные опасностями, они не зарыли из благоразумного страха истины, о которой призваны были свидетельствовать. Они высказывали ее везде. Где не могли высказать прямо – одевали ее в маскарадное платье, облекали аллегориями, прятали под условными знаками, прикрывали тонким флёром, который для зоркого, для желающего ничего не скрывал, но скрывал от врага. Любовь догадливее и проницательнее ненависти. Иногда они это делали, чтобы не испугать робкие души современников; иногда, чтобы тотчас не попасть на костер». И дальше А. Герцен продолжает: «Легко в наше время человеку развивать своё убеждение, когда он только и думает о более ясной форме его изложения; в ту эпоху это было невозможно. Коперник скрывал своё открытие авторитетами, взятыми из древних философов, и может быть, одно это спасло его лично от гонений, впоследствии обрушившихся на Галилея и на всех последователей его. Надобно было хитрить…»[9].

Советский философ Гиви Гивишвили первых греческих натурфилософов называет «рыцарями без страха и упрёка», которых не останавливали никакие трудности на пути рационального познания мира и человека. «В порождении интереса, – пишет он, – к научным исследованиям, в формировании культуры мышления вообще и научного мышления в частности и состоит подлинное величие натурфилософов, а также непреходящее значение их роли в человеческой истории»[10].

Далее он продолжает: «Всем натурфилософам (в том числе и палестино-израильским. – Авт.) были присущи общие черты мышления, среди которых базовыми были: приверженность строгому рационализму и убеждённость в способности разума познавать мир… Есть все основания утверждать, что именно первые философы заложили фундамент логико-дискурсивного мышления и критического анализа при поиске наиболее рациональных объяснений явлений окружающего мира. Тем самым они создали основы, как языка, так и методологии современной теоретической науки»[11].

Палестино-израильские пророки, авторы Пятикнижия, как явствует их творение, принадлежали к античным фисикофилософам, которые впервые, в силу своих возможностей порвали все связи с мифом, исключили его из своей системы понятий, не нашли ему места в своей философии. И, наверняка, у них были единомышленники, которые свои интеллектуальные достижения также прятали под различными масками. О Гераклитовых, например, рассуждениях современные философы, не понимая их языка, спорят по сей день. Недаром его называли тёмным. Мало кто понимал из его современников. Сократ же говорил, что «может раскрутить философию Гераклита до стерженька… чтобы понять его до конца, нужен делосский ныряльщик».

Вообще говорить загадками в античные времена было распространённым явлением. Так учёные люди прятали свой продвинутый ум от фанатично-безумной, невежественной толпы. Она, подстрекаемая своими вождями, втаптывала в грязь любого, кто осмеливался усомниться в её Боге. Примером служит расправа иудейской толпы над Стефаном, который упрекнул её в вечном гонении святого духа. Такая же участь настигла многих сотрудников великого творения, которые, не сдерживаясь, обличали толпу в её непонимании пророческого наследия. Деян 7:51.

В каком тяжёлом и опасном для жизни положении находились инакомыслящие, те, кто понимал «тонкие обороты притчей мужей именитых», пишет и апостол Павел: «Они испытывали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир был недостоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» Евр 11:36-38. История человеческой цивилизации свидетельствует о том, что время массовых гонений, костров и пыток продолжалось очень долго, вплоть до восемнадцатого века нашей эры. Громкие раскаты этих преследований, очернительства и клеветы планета слышит и по сей день.

Пониманием этой трагической ситуации для более совершенного метода познания мира и человека объясняется глубочайшее значение слов евангелистов: «Сын Человеческий будет предан в руки человеческие, иудейским первосвященникам и книжникам. Его убьют и предадут язычникам на поругание, биение и распятие. И в третий день он воскреснет» Мф 17:22,23: 20:18,19. Рациональная идея, подобно человеку Иисусу Христу, будет убита внешней, чувственно-созерцательной природой человека с его «сердечными намерениями» и пристрастием к «бедным вещественным началам». С момента выхода на мировую сцену Пятикнижия началась эпоха преследований и убийства разума, просветлённого конкретной истиной. И это явление исторически оправдано. Иначе быть не могло. Рационализм как форма и итог познания – следствие исторически сформировавшегося противостояния критического разума обыденным формам знания. Он – итог эволюции культуры мышления. Если отдельная личность способна мыслить прогрессивнее своих современников, то их идея становится достоянием общества не сразу и не скоро. Уж, здесь, действительно, она не может опередить своё время.

Факт заключается в том, что структура пророческо-апостольского учения с его основным вопросом, в буквальном смысле слова, скопирована из органической и духовной природы мира, в частности, с человека, сущность которого выражается в плоти и духе. Материя генерирует дух, способный к самопознанию, но не наоборот.

Структурой своего учения творцы «великого дела» ответили на основной вопрос философии: что первично, а что вторично – материя или дух, сознание, мышление, идея, психическое. У них материя стоит на первом месте. Логическое развитие материи порождает мысль, идею и т.д.

Следует также обратить внимание и на тот факт, что структура учения соответствует исторической эволюции науки и философии: вначале примитивные формы познания, которые благодаря практической деятельности человека развились в более совершенные формы, такие, как рационализм, лежащий в основе материализма, который «решает основной вопрос в пользу первичности материи (бедного вещественного начала…, плоти учения), природы, бытия, физического, объективного и рассматривает сознание, дух, мышление, психическое, субъективное как свойство материи…».

Соответствие библейской концепции истины историческому восхождению мыслящего разума к вершине своего научного совершенства – неоспоримый факт, который объясняет величие ума первых фиссикофилософов.

Теоретическая дешифровка незнакомого или искусственного языка Библии означает второе явление бога и его сына. Нижний уровень учения – первое явление; второй рационально-теоретический уровень – их возрождение, в прямом значении слова, к вечной жизни.

Идея, заложенная в основание учения, объективна. Мой учитель, а затем и я, пройдя все «прелести» процесса познания великого творения человека мыслящего, стали законными свидетелями второго пришествия Христа, той истины, которая с момента создания Пятикнижия была спрятана под непроницаемым для человеческого взора покрывалом, которое, как написано, снимается господом, т.е. теоретически-основательной дешифровкой искусственного языка Библии. 2Кор 3:6-17. Ин 4:24. По-нашему глубокому убеждению, другого Христа и другого его возрождения никому не обещалось, а значит его ожидания верующим миром напрасны: «Осуетились в умствованиях своих».

Так что, уважаемый читатель, не подозревая и не догадываясь о том, прочитав этот и другие мои материалы, ты стал очередным, хоть и не до конца совершённым, но свидетелем этого явления или воскрешения, которое изначально находилось рядом со своим «братом», «другом», «сестрой», «матерью», «женой» и даже с тобой, когда ты брал в руки Библию и читал её. Ты поднялся в высшие сферы познания. Усвоив принципы и законы теоретического мышления, ты автоматически становишься избранным верующим, твой разум отныне будет называться «рождённым свыше», ты «стал очевидцем его величия», ты «посажен одесную бога», ты «вкушаешь вечерю господню», для тебя открыта дверь в роскошные дворцы «царствия божия», тебя ангелы внесли во врата рая, где отныне ты, твой просветлённый теоретической истиной разум воссоединился с вечностью, ты увидел преображённого Христа, блистающего снежной белизной своих одеяний. Удачи тебе!

Человек Иисус Христос избрал вечные, научные, объективные духовные ценности. Он, в отличие от многих людей мира, пренебрёг щедрые посулы дьявола и стал служить великому духовному наследию своих предшественников, которое по всем своим параметрам далеко отстояло от того, чем кормилась чернь.

Библейский материализм! Соглашаюсь с тем, что для античной эпохи это звучит громко, «режет» слух тем, кто приучен думать, что материализм в качестве мировоззрения начал формироваться где-то в 17 веке н.э. Допустим, что это так. Но корни материализма, его объективный дух, почва, на которой он стал развиваться, всё-таки уходят в античность, которую «Карл Ясперс назвал осевым временем (800-200 гг. до н.э.), которое на смену мифологическому мировоззрению привнесло рациональное, философское» 2Кор 10:3,4.

Библейский рационализм – это не что-то детское, недоразвитое, примитивное, вульгарное, лишённое силы бороться за себя, за свою надёжность и соответствие природе и познающему духу человека. Критерием истинности библейского рационализма (прямо боюсь сказать материализма) служит жертвенная практика одного человека, которая застолбила превосходство теоретического знания над мифологическим, объективного духа познания над тленной плотью, «бедным вещественным началом». Мф 26:41. Ин 1:12,13: 3:6. 1Пет 1:24; 3:18. 2Кор 1:12; 5:6; 7:11; 10:3,4. Гал 5:17; 5:24. 1Тим 3:6. Евр 2:13,14.

Из критически-теоретического анализа Библии следует вывод: что ни говорите, а учение палестино-израильских пророков от первой и последней буквы пропитано духом материализма. Вторя А. Пушкину, так и хочется воскликнуть: здесь материализма дух, здесь материализмом пахнет! Тонко струящиеся флюиды здравомыслия отрезвляют затуманенный религиозным опиумом человеческий разум. Конечно, этим философам неведом был современный философский язык, язык терминов, категорий и понятий. Но их умозрительная, а затем жертвенной практикой одного человека обоснованная истина, - высшее проявление логической гибкости и идейной последовательности, неправдоподобной, всепроникающей наблюдательности над природой, научной приверженности в познании мира.

Кем были пророки, откуда они почерпнули материалистический дух для своей идеи, у кого учились? Ответы на все эти вопросы, я думаю, следует искать в персидско-вавилонской культуре, которой уже была известна дуалистическая идея. В Торе она претерпевает такие изменения, которые характеризуют её учение как монистическое – два сводятся к одному началу, к единому принципу познания. Утверждение того, что эта идея носит исключительно умозрительный характер, не будет соответствовать истине, так как авторы Пятикнижия сосредоточили своё внимание на структуре учения. Философичность первой части программы без практического подкрепления метафизична, абстрактна, лишена своей конкретики. И, что самое удивительное, так это то, что её авторы прекрасно осознавали её практическую оторванность от реальной действительности. Запланированная человеческая жертва – веское доказательство понимания ими отвлечённого характера их духовного творения.

План или программа «великого дела с его великой тайной благочестия» двухступенчатая. Каждой из ступеней отведена своя роль и своя задача, которые определяются текущим историческим моментом. Решение каждой из них нуждалось в своём времени.

Следствием подобных рассуждений является вопрос: почему Христос пришёл и объявил себя иудейскому миру не сразу по созданию Торы, а спустя почти 400 - 450 лет после её обнародования? Вопрос очень сложный и является темой для отдельного разговора.

Библейское смыслообразующее для учения понятие духа носит воинствующий характер. Оно - хитрый и грамотный боец со своим извечным соперником. Таковым он задуман, таковым он останется в веках: «Иосиф (прообраз теоретической истины и её духа познания, т.е. духовного Христа – Авт.) – отрасль плодоносного дерева… над источником.... Огорчали его, и стреляли, и враждовали на него стрельцы, но твёрд остался лук его, и крепки мышцы рук его…, от мощного бога Иаковлева. Оттуда Пастырь и твердыня Израилева… Вениамин же (старший брат Иосифа) хищный волк…» Быт 49:22-28. Второз 33:12,13.

Нет предела восхищению прозорливости античного автора: он предсказывает будущую победу не только своей идеи, но и науки, которой приходилось на протяжении тысячелетий сражаться со своим противником и его идеологией, выживать в криминальной для него среде. Но это закаляло дух науки, уверенно продвигающейся к вершине своей славы и своего величия, к своему совершенству.

Вот несколько примеров, подтверждающих воинствующий характер библейского мировоззрения: «Облекитесь во всеоружие божие, чтобы вы стояли против козней дьявольских. Потому что наша брань… против властей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных… Препоясавши чресла ваши истиной, облекитесь в броню праведности… Ибо воля божия есть та, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей… Потому что есть много непокорных пустословов и обманщиков, которым надо заграждать уста. Они развращают целые дома, уча, чему не должно из постыдной корысти, ибо думают, что благочестие служит для прибытка… Непотребного пустословия удаляйся; ибо они ещё более будут преуспевать в нечестии. И слово их, как рак, будет распространяться… Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы» и козни дьявола. Ефес 6:11. 1Пет 2:15. 1Тим 1:7-11; 6:3-5. 2Кор 4:6; 10:4. Деян 26:22. Чтобы не впасть в искусительное заблуждение, необходимо всегда иметь при себе ключ к рациональному пониманию имён «бог» и «сын».

Вся Библия пронизана духом, не идущим на компромисс со своей противоположностью – религиозным духом заблуждения. Его могущество выражается в бескомпромиссном обличении внешне изуродованной, религиозно-извращённой стороны, логическая последовательность которой - начало рациональной системы знания» «Я начало и конец… Я альфа и омега», - утверждает объективный дух учения, его господь. Отк 1:8,10,17; 3:14.

Наследники библейской мудрости в лице человека Иисуса Христа и его единомышленников продолжили традиции рационализма, поддерживая в нём огонь, который в скором времени погаснет, а затем, спустя несколько столетий, ярким пламенем разгорится вновь. И станет он называться материалистическим мировоззрением, в которого и по нынешний день мечут свои копья стрельцы.

Обращаясь к философам, прошу объяснить мне, каким термином можно обозначить умственное превосходство творцов «неба» и «земли» над приоритетным для античности, общественным мироощущением, очевидную монистическую сущность их мировоззрения, воинствующий характер их «великого дела»? Спасибо.

RS: меня уже успели скоропалительно уличить в том, что я «нахваталась цитат». Дескать, в этом и заключается ценность моего исследования. Я не нахваталась цитат! Я выстроила надёжный и крепкий мост, соединяющий прошлое и настоящее философии как метанауки. Не как науки в её широком значении слова, а именно как метанауки – учения о методе исследования, о его первостепенной важности в любом процессе исследования. Родоначальниками философского рационализма зарекомендовали себя представители палестино-израильской и греческой культуры античной эпохи с её осевым временем. О греческой культуре этого периода человечество знает, если не всё, то очень многое. О палестино-израильской же культуре знает очень мало. Знания, выстроенные на Ветхом Завете Библии – знания шаткие, мифологизированные, а значит необъективные. Библия с её «великим делом» - документ исключительно философский. Её тексты не отвечают требованиям исторического повествования.

Хмелевская Татьяна

 

[1] А.Ф. Лосев. Страсть к диалектике. М. 1990. С. 24.

[2] Там же.

[3] Поскольку в моём исследовании имена «бог», «сын человеческий», «дух святой», а также их местоимения имеют нарицательное значение, то я, согласно русской грамматике, пишу их со строчной буквы. Я считаю, это правильно.

[4] Там же. Лосев А.Ф. С. 25.

[5] Там же. С. 24

[6] Свенцицкая И.С. Апокрифические Евангелия. М. 1989. Евангелие Фомы стих 27, 52, 53. Быт 2:24. Гром – совершённый ум 18-35.

[7] Ключ Христа, метод исследования концепции о нём, я подробно описываю в своих книгах.

[8] Научная рефлексия направлена на критическое исследование научного знания, методов и приёмов получения научных результатов, на процедуры обоснования научных теорий и законов. Со времён Сократа рефлексия считается важнейшим средством самопознания человека и основой его духовного совершенствования. (Взято из инета).

[9] Цит. по: Свободомыслие и атеизм в древности, Средние века и в эпоху Возрождения. М., 1986. С. 277.

[10] Гивишвили Г. Гуманизм и современная натурфилософия. Ж. Здравый смысл, № 2 (55), 2010, с. 34.

[11] Там же.

Другие материалы в этой категории: « Письмо бывшему монаху ЗАПРЕТ БЕССМЕРТИЯ »

1 Комментарий

  • john
    john 18.01.2019 11:39 Комментировать

    1. Пора бы перестать делить все в мире на "материальное" и "идеальное" или "духовное". Все в мире взаимодействует, но взаимодействует или вне (без) наблюдателя (объективный мир), или вместе с наблюдателем, или только в представлении наблюдателя (сети наблюдателей, культуре) в виде (форме) образов (внутреннего мира, "духовного").

    2. Опережающее "мышление", способность наблюдателя (культуры) проецировать свое представление так, чтобы оно совпадало с его взаимодействиями в его будущем возможно минимум двух типов - исходя из опыта прошлых взаимодействий (проекция образов прошлого в будущее) и способности непосредственно наблюдать будущее (образ будущего) реально опережая общую синхронизацию сети наблюдателей (культуры).

    3. Сознание - способ собирать, передавать и фиксировать опыт субъективной и общей жизни, существования культуры. Любое "учение" основано на передаче физического опыта (дело, например приручение животных), опыта трансляции образов (обучение, логика), опыта создания образов (искусство). От бессловесного, "магического" обучения личным примером (мистерии), к обучению через знаки и своды знаков (гимны, письменность), и моделированию будущих состояний отношений культуры () . "Форма" и "содержание" это только представления о "поверхностях" и их "наполнениях", или "причинах" и "следствиях" (знаках, сигналах, начертаниях, вызывающих образы и интерпретациях начертаний).

    4. Постоянная "работа" сознания по распознаванию, сравнению, фиксации, кодированию и обмену сигналами (образами) в культуре (через "внутренний мир" наблюдателя) воспринимается как "дух" (душа, духовная работа), формирует самого наблюдателя как отдельного субъекта (и эволюционно, через поколения, его "органы чувств") и культуру, как общий, постоянно меняющийся опыт (цивилизацию, когда используются сложные технические приспособления). Различия культур заключаются в структуре деятельности сознания (предпочитаемых позициях наблюдения, организации образов), направленности деятельности (целеполагании) и способах отображения (постижения) реальности (создание новых адаптеров к реальности или использование уже существующих взаимодействий).

    #прослушка

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума Движение Брайтс