Logo
Версия для печати

"Но я всё равно не сдаюсь" - история американской женщины-атеиста

22042017 

фото отсюда 

Розета - небольшая женщина средних лет с заразительным смехом и живыми внимательными глазами. Родилась и выросла она в штате Мэриленд. Несколько лет назад она продала там свой дом и переехала в Мёртл-бич в Южной Каролине. Работает ассистентом стоматолога. У неё двое сыновей, у которых есть свои семьи. В Южной Каролине Розета столкнулась с ситуацией, в которой прежде не была - ей очень трудно, почти невозможно, найти здесь друзей, поскольку она, в отличие от всех остальных людей, которые её окружают, не верит в бога. Розета - атеист.

Мы с Мег впервые увидели Розету после марша "За науку", когда люди, принимавшие в нем участие, собрались на площади Свободы в городе Чарльстон в Южной Каролине. Люди стояли небольшими группами, держали в руках плакаты и смотрели с надеждой и интересом на всякого нового человека, что проходил мимо.

Марш "За науку" проходил 22 апреля во многих городах Америки. Здравомыслящие люди - "people of reason", как они сами себя называют - и учёные всех областей принимали участие в этих демонстрациях, чтобы привлечь внимание к положению науки в стране. А положение этой самой науки довольно плачевное. И не потому, что денег на науку американское правительство не выделяет, возможно и выделяет, а потому, что большинство населения в стране пылко верит в то, что Земле две тысячи лет, что люди произошли от Адама и Евы и что эволюции не существует - то есть верят в так называемую широко здесь популярную "теорию создания" всего живого, проще говоря - в бога.

Именно поэтому Розета, маленькая женщина с рюкзаком на спине, стояла тогда у палатки атеистов. Она и три её знакомые приехали в Чарльстон из города Мёртл-бич, чтобы присоединить себя четырёх к и так уже небольшому числу "здравомыслящих" людей Америки, показать, что они существуют.

Когда после непродолжительного разговора, мы прощались с Розетой и её знакомыми - им нужно было отправляться в приличный обратный путь, домой в Мёртл-бич - мне хотелось поговорить с ней дольше, узнать от неё что-то, что она могла и хотела рассказать нам двоим - иностранцам. Американцы, как мы с Мег давно заметили, с готовностью выливают нам души, делятся самым сокровенным, потому что не боятся нас, как бояться своих соотечественников. Политика здесь - очень щепетильная тема, и страна, действительно, поделена на два лагеря, где одни ненавидят Трампа и его приверженцев, а другие бояться признаться, что за него проголосовали. То же происходит и в вопросе религии - одна, большая, часть населения верит в бога или в Иисуса (здесь этих двоих разделяют), а вторая, меньшая, часть боится признаться, что в "создателя" не верит.

Почему люди боятся говорить о том, что не являются последователями религии, как так случилось, что в США здравый смысл и просто мышление превратилось в отжившую человеческую функцию, что здравомыслящие люди являются здесь меньшинством и вынуждены  объединяться в группы по месту жительства, чтобы хоть как-то существовать в тотально верующем обществе, я и хотела расспросить Розету.

Я написала организатору группы атеистов в Мёртл-бич, членом которой является Розета, и таким образом снова с ней связалась. А пару дней спустя она вместе со своей подругой, Андреей, уже ехала снова в Чарльстон - на встречу со мной и Мег. После разгорячённого ознакомительного разговора в баре мы передислоцировались к нам на яхту, где мы с Мег угощали наших гостей виски и расспрашивали их о жизни.

Вот этот разговор.

ЕЛЕНА: Розета, вы довольны тем, что вы - гражданка Соединённых штатов?

РОЗЕТА: Довольна.

ЕЛЕНА: Вам бы хотелось увидеть какие-то изменения в Америке, какие-то преобразования?

РОЗЕТА: Я хочу, чтобы Америка стала более светской страной, менее религиозной. Разделение государства и церкви должно быть обязательным условием. Я хочу также, чтобы у женщин были равные с мужчинами права. Да, и платить женщине должны столько же, сколько и мужчине.

Нам нужно повышать образованность населения, нужно совершенствовать образование.

Единство нации также для меня важно. США - многонациональная страна, и мы такими должны оставаться. Я хочу, чтобы у нас не было никакой дискриминации.

ЕЛЕНА: Насколько нелегко быть женщиной в американском обществе?

РОЗЕТА: Иногда очень нелегко.

ЕЛЕНА: Почему?

Мужчины хотят, чтобы женщина им подчинялась, всем управляют и распоряжаются мужчины. Женщины в Америке по-прежнему находятся в подчинённом положении. Поэтому для меня так важен атеизм - он даёт мне абсолютную свободу. Абсолютная свобода - это свобода от религии, полового неравенства и в других областях.

 

ЕЛЕНА: Женские свободы в Америке, по-вашему, под угрозой? Если да, то какие?

РОЗЕТА: Да, думаю, что под угрозой. И я думаю, что это происходит из-за религии. Церковь внушает женщинам, что им нужно подчиняться мужчинами, угроза женским свободам исходит от церкви. Церковь диктует женщинам как им себя вести, чем им следует заниматься, как им следует работать, какая у них должна быть зарплата, даже стоит ли женщинам вообще платить. Свобода слова под угрозой - возможность высказывать своё мнение, обсуждать то, что тебя волнует. Также право женщины самостоятельно решать, выходить ей замуж или нет и за кого. Право любить человека не зависимо от его сексуальной ориентации или каких-то других аспектов его личности. Отбирается свобода не верить в бога, нет возможности занимать должностные посты, быть выбранной в сенат.

ЕЛЕНА: Почему эти свободы у женщин в США ущемляются, как вы думаете? Кому это выгодно?

РОЗЕТА: Я думаю, что всё это исходит от церкви. Я убеждена, что в светском государстве человека не будут ущемлять потому, что он принадлежит к определённой расе, полу или сексуальной ориентации. Все эти предрассудки исчезают, когда не существует религии.

ЕЛЕНА: А другие женщины обеспокоены положением женских свобод в связи с религией?

 РОЗЕТА: Нет, их это не волнует, они не не думают, что их свободы под угрозой. Они замыкаются в своём маленьком мирке и шире на вещи не смотрят. Они не считают религию опасной. Они предпочитают ничего не замечать, не видеть что происходит вокруг. Им просто нет дела.

ЕЛЕНА: А мужчин, которых волнуют права и благополучие женщин, вам доводилось встречать?

РОЗЕТА: Да. Мой муж этим обеспокоен.

ЕЛЕНА: Он также как и вы не религиозен?

РОЗЕТА: Да, он не верит в бога. Я, наверное, к этому руку приложила (смеётся). Когда моя свекровь узнала, что я не принимаю религию... Я вам одну историю расскажу. Приблизительно год после сентябрьского теракта в Нью-Йорке свекровь завела друга - он ходил в ту же церковь, что и она. Мы тогда с ней смотрели телевизор. Показывали лагеря, где тренируют исламских террористов. Я встала и сказала ей: "Вот поэтому, я не следую никакой религии". Свекровь от этих моих слов буквально взорвалась. Она вскочила с кресла и выпалила мне в лицо: "Я надеюсь, своего сына я таким не воспитала". Для меня эти её слова были словно пощёчина. "Надеюсь сына я таким не воспитала"! Она так отреагировала только потому, что я не верю в религию! Она так и умерла, расценивая меня как какую-то угрозу. А я никому ничем не угрожаю. Совсем наоборот - я за людей заступаюсь, я за них борюсь.

Для меня женские права и благополучие очень важны. У моих родителей - семь внуков. У моих двух сыновей родилось первое поколение девочек в нашем роду. Я хочу, чтобы мои внучки любили того, кого хотят, чтобы для них не существовало никаких границ. Я однажды им скажу: "Вы можете быть учёными, вы можете отправиться на Луну, вы можете стать президентом Соединённых Штатов!"

ЕЛЕНА: Как вам самой живётся в США, будучи женщиной?

РОЗЕТА: Америка - страна, где главенствуют мужчины. Это особенно заметно на работе, когда ты с ними работаешь. А уж в браке - и подавно. Работа и семья - это две основные области, где мужчины стараются подчинить себе женщин.

ЕЛЕНА: Вы чувствуете себя в безопасности в повседневной жизни?

РОЗЕТА: Я в безопасности, если не раскрываю рта. Но я его раскрываю, поэтому могу нарваться на неприятности. Я выражаю своё мнение, свой голос против религии с помощью наклеек на бампере моей машины. Поэтому я должна быть готова к тому, что мне могут выбить стёкла или порезать колеса. Особенно, если они знают, что владелец машины - женщина, вероятность того, что мне проткнут колёса, гораздо выше.

ЕЛЕНА: Существуют ли какие-то сферы жизни или возможности, к которым у вас нет доступа, потому что вы - женщина?

РОЗЕТА: У меня есть доступ ко всему, только мне сложнее чего-либо добиться. Доступ, я думаю, у меня есть практически ко всему, у меня есть возможности, но способа эти возможности реализовать нет. Добиться успеха мне куда сложнее, чем мужчине. Например, если бы я захотела работать шофером грузовика, меня бы на работу не приняли, а взяли бы мужчину.

ЕЛЕНА: В вашей жизни есть люди, которых вы считаете настоящими друзьями?

РОЗЕТА: Андрея меня поддерживает (кивает на Андрею). А настоящих друзей... Все мои друзья остались в Мэриленде. А здесь друзей я завести не могу, здесь ко мне относятся с подозрением, потому что я другая, не такая, как они.

ЕЛЕНА: То есть близких людей, людей, с кем вы смогли бы поделиться своими переживаниями, в вашей жизни сейчас нет?

РОЗЕТА: Нет.

ЕЛЕНА: Как сложно вам найти близких по духу людей, людей, которые разделяют ваши взгляды?

РОЗЕТА: Очень сложно. Такие люди мне просто не встречаются. Именно поэтому я и присоединилась к группе атеистов. Я так их и искала - набрала в поиске "группы атеистов". Я нашла две такие группы. Одна была в моём городе, а вторая группа - в Чарльстоне. Я также слышала и о других группах, но они все далеко. В Гринвиле есть одна. Но все эти люди далеко, они - не мои соседи. И состав этих групп очень малочисленный.

ЕЛЕНА: Почему вам так трудно найти общий язык с окружающими вас людьми, трудно найти друзей?

РОЗЕТА: С соседями никакой дружбы у меня не складывается. Я живу в районе, где почти каждый человек исповедует христианскую веру. Когда ко мне кто-то подходит и упоминает бога или Иисуса, я им объясняю, что не принимаю участия в организованной религии, что не верю в высшее существо в небесах. После этого со мной не хотят иметь никакого дела. Одна женщина со мной больше не здоровается, остальные только рукой машут при встрече. Соседке, что живёт от меня справа, я не говорю, что я атеист. По другую сторону от меня - семья из Нью-Йорка, они появляются только по праздникам или когда они в отпуске. Они рьяные католики, им я также не говорю о себе. Мне приходится молчать, потому что иначе нам с мужем не с кем будет общаться. А я не хочу, чтобы мой муж из-за меня оказался в изоляции. По праздникам тяжело. Праздники тебя выдают. На Рождество все выставляют напротив дома эти сценки - с яслями, овцами и волхвами. Я этого не делаю.

ЕЛЕНА: Судя по тому, что вы говорите, вы - абсолютно одиноки?

РОЗЕТА: Да, пожалуй, я одинока. Так, по крайней мере, я себя ощущаю. Поэтому я и искала группу, где я смогла бы найти единомышленников.

ЕЛЕНА: У вас большой дом? Сколько в нём комнат?

РОЗЕТА: Дом у меня небольшой. Вдвое меньше дома, который у меня был в Мэриленде. В моём доме есть кухня, столовая, гостиная, веранда и три спальни. Это такой небольшой пляжный домик.

ЕЛЕНА: Что вам нравится в вашем доме?

РОЗЕТА: То, что он - мой, что за него уплачено (смеётся).

ЕЛЕНА: У вас есть высшее образование?

РОЗЕТА: Нету. Я закончила школу, а после школы училась на ассистента врача-стоматолога в государственном колледже Мэриленда, там я получила квалификацию и аттестат ассистента стоматолога. У меня есть рентгеновский сертификат и сертификат расширенных функций, я имею право работать в этих областях. Я - лицензированный ассистент зубного врача. На этом моё образование заканчивается.

ЕЛЕНА: Какие признаки религии вы видите вокруг себя в своей повседневной жизни?

РОЗЕТА: Религия везде вокруг меня. Доктор, в чьей клинике я работаю, вместо того чтобы называть зуб просто "зубом", упоминает бога, говорит про зуб "господне творение" или "господь таким этот зуб сотворил". Ему обязательно нужно ввернуть это слово - "бог". Или иногда он глянет на меня поверх своей маски и скажет: "Господь послал мне испытание - это сложный случай. Но я справлюсь". Теперь я его не боюсь, я поработала с ним больше двух лет. Я сама на него теперь могу глянуть соответственно.

Когда я только начинала работать с ним, мне было куда тяжелее. У нас как-то был пациент - священник, у него был белый воротничок. Я тогда впервые увидела католического священника - мои родители были протестантами. И мой доктор тогда сказал этому священнику: "А это - моя ассистентка, она у нас - атеист". Позже у нас лечил зубы другой священник, и он снова меня так представил - что я - атеист. Меня тогда прорвало и я сказала священнику: "Ага, привет, ну как я вам? Никогда атеиста не видели?" Мой доктор меня пилит постоянно. И не только относительно моей нерелигиозности, но также и в работе.

Вижу религию также, когда хожу в магазин. Рядом с магазином стоит лоток , где продают нательные крестики. Я подхожу к ним и спрашиваю: "А для атеистов у вас ничего нет?" У них глаза на лоб лезут.

В спортивном зале тоже случай был. Ко мне однажды подошла женщина и сказала: "Я сегодня утром так хорошо в церкви время провела". А я ей отвечаю: "Прежде чем вы продолжите свой рассказ, я вас хочу предупредить, что я - атеист". Она оторопела: "Значит вы не верите в Иисуса, не верите в бога?" Я отвечаю: "Не верю". И она от меня попятилась. После этого она ко мне больше не подходила, я ей только рукой махала. Как-то она следила за мной из противоположного конца зала и я тогда поняла, что она меня боится. Я сама к ней подошла, она тогда занималась на беговой дорожке, и сказала: "Ну как жизнь? День-то сегодня какой замечательный. Вы сколько калорий сожгли?" И она оттаяла, расслабилась, как будто поняла, что я не страшная, что со мной можно общаться, что я не черт и у меня нет рогов. Теперь она со мной разговаривает.

ЕЛЕНА: Почему в США так много верующих людей, как вам кажется?

РОЗЕТА: Во-первых, атеисту куда сложнее попасть в политику, во власть. Почти невозможно. Почти все политики в США религиозны.

ЕЛЕНА: Почему в США религия так популярна?

РОЗЕТА: Понятия не имею. Она передаётся от поколения к поколению, этот процесс просто никогда не прерывается. Религия стала традицией. И ситуация усугубляется с каждым новым днём. Республиканская партия - очень и очень религиозна. Попадаются верующие демократы, но они куда более свободомыслящие. Партия демократов гораздо более разносторонняя, многонациональная. Когда в общество привносятся новые культуры, новые национальности, религия, как мне кажется, отступает, растворяется. Республиканская же партия почти полностью состоит из белокожих мужчин.

Вот, например, наш вице-президент, Майк Пенс, верит, что мы все произошли от Адама и Евы. Меня это пугает. Я сама бы в это не поверила, если бы собственными глазами не увидела интервью с ним. Это был разговор Майка Пенса с Полом Райаном, спикером Палаты представителей и он тогда говорил: "Нам необходимо сделать так, чтобы американским детям в школах преподавали Креационизм". Республиканцы подкапывают стену, которая разделяет государство и церковь. Чем больше они стараются, тем больше шансов у демократов снова прийти ко власти. С демократами это разделение в относительной безопасности, а республиканцы будут продолжать эту стену подкапывать. Именно поэтому я боюсь за будущее моей страны и своих внуков, потому что эта стена может однажды рухнуть. 

 

ЕЛЕНА: Из всех людей, с которыми вы когда-либо встречались в жизни, сколько из них родились в религиозных семьях?

РОЗЕТА: Абсолютное большинство - приблизительно 98 процентов.

ЕЛЕНА: Сколько из них регулярно посещают церковь?

РОЗЕТА: Здесь, в Южной Каролине, в моём квартале, наверное 80 - 85 процентов. Некоторые говорят, что ходят в церковь по воскресеньям, но на самом деле не ходят. Я их тоже зачисляю.

ЕЛЕНА: Как вы считаете, человеку требуется мужество, чтобы быть открытым атеистом в Америке?

РОЗЕТА: О, да, несомненно требуется!

ЕЛЕНА: Почему?

РОЗЕТА: Потому что люди перестают с тобой общаться, ты становишься изгоем. Твою машину также могут изуродовать, твой дом, всё, что тебе принадлежит. Но я не боюсь рисковать. Когда люди узнают, что я - атеист, они меня в основном лишь избегают, дают мне понять, что со мной они общаться не хотят. Но я всё равно не сдаюсь.

ЕЛЕНА: Вы говорите людям, что вы в бога не верите?

РОЗЕТА: Конечно! Говорю каждый раз, когда представляется такой случай.

ЕЛЕНА: Как люди на это реагируют?

РОЗЕТА: У них глаза на лоб лезут, они запинаются, не знают, что ответить. Они просто-напросто этим ошеломлены. Они начинают меня расспрашивать: "Как же это так, вы, значит, не верите в бога?" Я отвечаю: "Я верю в эволюцию". Они продолжают: "А как же Иисус? Вы в него тоже не верите?" Здесь, в южных штатах по Иисусу сходят с ума. Вы не обязаны верить ни в Адама и Еву, ни в Ноев ковчег, но вы обязаны верить в Иисуса Христа. А я не верю.

Люди тогда перестают с вами общаться или пытаются обратить вас в их веру. Как мне кажется, вера в Иисуса Христа в Америке это самое популярное, самое всеобъемлющее явление.

ЕЛЕНА: Какие события или явления в мире вас волнуют?

РОЗЕТА: Глобальное потепление, равноправие. Люди также должны иметь право заключать брачные союзы с теми, кого они любят. То есть абсолютно все. Когда кто-то не может заключить такой союз, меня это волнует, это ущемляет и мои права, как человека.

ЕЛЕНА: Из каких информационных источников вы узнаёте о том, что происходит в мире?

РОЗЕТА: Из Интернета. От телевидения меня тошнит. Я его больше не смотрю.

ЕЛЕНА: Вы следите за новостями из России?

РОЗЕТА: Нет, они мне просто не попадаются. Никто новостями из России со мной не делится. Я просто не знаю, что такие новости есть.

ЕЛЕНА: Как вы представляете россиян? Какие они, по-вашему?

РОЗЕТА: Я думаю, они точно такие же, как и мы, американцы.

ЕЛЕНА: Вам встречались люди из России?

РОЗЕТА: Нет, не встречались. Вы - первая россиянка в моей жизни и вы мне очень нравитесь.

ЕЛЕНА: Как вы думаете, что россияне, которые живут в России, думают об американцах?

РОЗЕТА: Им, наверное, нравятся наши свободы. В любом случае, я надеюсь, что они думают о нас что-то положительное, а не отрицательное. В основном же никакого сложившегося мнения у американцев относительно россиян нет. Мы с Россией не так хорошо знакомы, как знакомы с другими культурами, другими странами. Между Россией и Америкой была стена и это по-прежнему чувствуется.

ЕЛЕНА: А американцы что думают о русских?

РОЗЕТА: Я думаю, что американцы русских боятся. Боятся, что русские каким-то образом им противостоят, противостоят их культуре. Да, по-моему, американцы просто-напросто русских боятся. Я думаю, что американцы уверенны, что русские их ненавидят, что причинят им вред. Это, по-моему, такая защитная реакция.

Я также думаю, что мы слышим о России лишь негативное и ничего позитивного. Мы слышим истории, вроде истории с Литвиненко, и мы заключаем, что россияне - плохие. Но такое отношение, скорее, в политике, обычный американец так не думает. Рядовой американец просто занят своими делами, своей жизнью. Противостояние между Россией и США, скорее, - противостояние двух армий, двух государств.

ЕЛЕНА: Как по-вашему, существуют какие-то основания для россиян и американцев не доверять друг другу?

РОЗЕТА: Нет. Таких оснований нет.

ЕЛЕНА: Если бы вы могли передать что-то российским женщинам, что бы вы им сказали?

РОЗЕТА: Я бы им сказала "боритесь за свои права, не сдавайтесь, обсуждайте несправедливость, требуйте перемен." Многие молодые женщины сегодня не знают, откуда взялись женские свободы. А они были добыты в борьбе. В нашей стране женщины боролись за женское избирательное право, они писали плакаты и выходили к Белому дому. Сегодня спроси любую девушку об истории этого женского права - она ничего не будет знать. А знать необходимо. Поэтому вам нужно подниматься, объединяться, прорываться вперёд. Только так можно добиться перемен.

ЕЛЕНА: Какие у вас планы на будущее?

РОЗЕТА: Скоро у обоих моих сыновей должны родиться дети - два моих внука. Я поеду на рождение сначала первого, а в октябре второго - в Северную Дакоту. Я живу ради этого.

ЕЛЕНА: Когда с вами случается какая-то неприятность, что вам поднимает настроение, помогает надеяться на лучшее?

РОЗЕТА: Я думаю о своих внуках и внучках.  Я должна их спасти, бороться за них. У меня такое ощущение, что это моя личная битва - борьба за моих внуков. Я, конечно, не буду игнорировать моих внуков, но я больше душевно связана с моими внучками, я борюсь именно за моих девочек. Я хочу, чтобы они однажды стали учёными, чтобы были разносторонними людьми, чтобы занимались музыкой, танцами, спортом. Чтобы преуспели в английском языке, в математике, в точных науках. Я очень хочу, чтобы мои внучки были успешными, счастливыми, образованными людьми. Потому что без счастливых и успешных женщин мир никогда не изменится к лучшему.

 

Елена Иванова

http://www.cadenza.ca 

США.

Последнее изменениеПятница, 23 июня 2017 10:05
© Фонд «Здравомыслие» 2010-2016