Продвижение идей секуляризма в России

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОРИЕНТИРЫ В ПРАВОВОМ ВОСПИТАНИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

«Законы, которые делают главным критерием не действия как таковые, а образ мыслей действующего лица, - это не что иное, как позитивные санкции беззакония».

К. Маркс

Аннотация: статья посвящена социокультурным ориентирам в правовом воспитании военнослужащих. Рассматривая их особенности, автор связывает их потенциал с воспитанием личностного освоения социальности как сущности человека. В этой связи автором раскрываются особенности социализации и ее взаимодействия с образованием и правовым воспитанием военнослужащих.

Ключевые слова: социокультурные ориентиры, правовое обучение, правовое воспитание, культ, свобода совести, светскость, религия.

 

Современная военная организация государства остро нуждается в своей модернизации и инновационных прорывах. Это означает постоянные поиски ресурсов и исследование механизмов, способных обеспечить эти востребованные трансформации.  Для современной постиндустриальной организации нашего общества и его информационной основы одним из важнейших ресурсов становится знание, освоение новых технологий и человеческого капитала, раскрытие социокультурных и ценностных измерений человека. Но, в целом, суть проблемы в ее философском осмыслении в том, чтобы рационализировать и моделировать тот инновационный потенциал, который заключен в светской военной организации государства, и включить его в эффективные условия развития страны.

Именно поэтому в условиях реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации так необходимо осуществление правового обучения и формирования правовой культуры у военнослужащих всех национальностей и мировоззренческих ориентаций с воспитанием личностного освоения социальности как сущности человека в целях предупреждения проявлений экстремизма и терроризма в России.

 

За последние годы появились на эту тему множество статей, проведены сотни конференций и круглых столов на тему секуляризма и религиозной свободы, обеспечения баланса интересов, прав и обязанностей верующих военнослужащих и неверующих, соблюдения прав религиозных меньшинств и т.д., что особого смысла заново поднимать эти вопросы на страницах ЭНИ «ВОЕННОЕ ПРАВО» нет.

Некоторые подобные публикации маститых авторов, полны, к сожалению, беспардонного расцвечивания религии самыми привлекательными красками.

Примером является подготовка конфессионально ориентированными преподавателями в Военном университете курсантов-юристов, которых учат тому, что «наивысшим идеалом правовой работы является Православие, которое, в сущности, должно являться ядром, движущей силой, фундаментом подлинной правовой работы ее неизменным критерием оценки, неиссякаемым источником совершенствования»[1].

Сегодняшние антиконституционные тенденции законотворчества противоречат конституционно-правовым основам светского государства, т.к. принцип отделения религиозных объединений от государства для военной службы как разновидности государственной службы означает, что религиозные объединения не участвуют в организации и осуществлении военной службы, не оказывают какого-либо влияния на деятельность военнослужащих.

Как известно, одной из важнейших задач, решаемых военным правом, является формирование позитивного правосознания военнослужащих, которое представляет собой систему знаний, эмоционально-чувственных и волевых состояний, а также ценностных ориентаций, выражающую отношение военнослужащих к действующему праву, законодательно закрепленным требованиям и предписаниям их служебно-боевой и общегражданской деятельности[2].

Основными задачами правового обучения являются:

- повышение уровня правовой культуры и правового воспитания военнослужащих и лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации;

- изучение законодательства Российской Федерации, нормативных правовых актов Российской Федерации и Министерства обороны Российской Федерации, норм международного гуманитарного права, обязательных для Российской Федерации, необходимых для осуществления служебной деятельности, реализации прав и свобод военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации и исполнения ими своих обязанностей[3].

Главной задачей правового воспитания является достижение того, чтобы военнослужащие знали, всегда и везде строго и точно соблюдали Конституцию Российской Федерации и федеральные законы, военную присягу, уставы, требования других нормативных правовых актов и активно участвовали в их реализации.

Работа по осуществлению правового воспитания военнослужащих строится на принципах гуманизации; научной обоснованности; индивидуального подхода; воспитания в коллективе и через коллектив; воспитания в процессе воинской деятельности; комплексности в воспитании; целеустремленности и конкретности; гибкости и динамизма в содержании, формах и методах; систематичности и непрерывности[4].

Очевидно и то, что в органах военного управления специализированное конституционно-правовое просвещение военнослужащих с использованием достижений научного знания и воспитания общепринятому светскому, разумному поведению намного важнее, чем целенаправленное навязывание некоей избранной конфессиональной ориентации – православия.

Более того, в условиях растущей неопределеннности социальных процессов, значительной рискогенности современного общества, эффективным ответом на этот вызов является социальное проектирование - формирование целевых показателей каких-либо программ вместе с цепочкой взаимосвязанных действий (технологий), которые гарантированно обеспечивают достижение заданных результатов. В этом аспекте социальное проектирование является особым направлением социального управления – формированием выделенных источников ресурсов, которые могут воздействовать на общественную среду как условие достижения обществом или его подсистемой положенных результатов.

Убежден, что в объективной полемике с оппонентами позиции, которой я придерживаюсь в этом вопросе, я одержал бы победу не потому, что оказался бы лучшим спорщиком, а лишь потому, что заведомо не правы критикуемые мною пропагандисты религиозно-клерикальной идеологии в армии и на флоте.

Православная религиозная пропаганда, которую берут на вооружение клерикальные помощники по работе с верующими военнослужащими в Вооруженных Силах Российской Федерации, зачастую содержит в себе дух черносотенства, противореча задачам, поставленным Президентом Российской Федерации на заседании Коллегии Министерства обороны Российской Федерации 20 марта 2012 года.

Руководство Минобороны России надеется, что с приходом в воинский коллектив помощников командира по работе с верующими военнослужащими будет организовано духовное просвещение, активизировано патриотическое и нравственное воспитание военнослужащих и социальная работа. Ожидается, что в результате должно существенно меняться к лучшему морально-психологическое состояние личного состава, оздоравливаться нравственный климат в воинских коллективах, что в конечном итоге приведет к укреплению воинской дисциплины, уменьшению числа суицидальных проявлений, неуставных взаимоотношений и иных правонарушений.

Однако, для примера используемой в войсках помощниками командира по работе с верующими военнослужащими литературы, отнюдь не прививающей «любовь к ближнему», возьмем рекомендованные к публикации Издательским Советом РПЦ ИС 11-116-1697 «Вопросы священнику Даниилу Сысоеву» (-М.: Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», 2013-192 с.).

Необходимо заметить, что трагически погибший Д. Сысоев являлся  священнослужителем Русской православной церкви, настоятелем московского храма святого апостола Фомы на Кантемировской, основателем Школы Православного Миссионера, радикально настроенным в плане нетерпимости в отношении других религий и мировоззрений.

На странице 78 миссионер прямо закладывает в сознание православных христиан тот тезис, что «Человек, который не верит в Спасителя, он уже не хороший человек».

Нет смысла цитировать откровенно уничижительные высказывания священника в отношении мусульман, иудеев, христиан-протестантов или коммунистов, а также отрицания им научной картины мира. Подобного рода тексты встречаются в каждой религиозной структуре, т.к. любое религиозное сообщество, как результат антагонистических социальных условий, в своей практике имеет (и сохраняет) недружелюбное, а то и откровенно негативное отношение к другим религиям. Получая гипертрофированные формы, такое отнощение (вероненавистничество) может экстраполироваться на целые сообщества, находящиеся и вне данного религиозного сообщества.

Необходимо уточнить, что принципиальное различие между религиозной и светской культурами коренится в объективных свойствах консервативного и нового, постоянно эволюционирующего общества, где, как свидетельствует о том история нашей цивилизации, значимость «посюстороннего», определяющего все сферы жизни человечества, неуклонно усиливается.

Поэтому, если религия имеет дело с трансцендентным миром, акцентируя ценности, символы и отношения, выведенные за пределы «мира земного» и подразумевает контекст «абсолютной вечности», а не пространственно-временной объективности, то светское общество с его мировоззрениями и культурой выступают как основы активного познания и освоения действительности земных реалий. Если в религиозной культуре базовой основой является представление о сакральном, священном, то в действительности светского мира это представление свое значение теряет.

Зададимся резонным вопросом на страницах научного издания, почему и зачем мы так много акцентируем внимание на роли религии в армии и на флоте и какое отношение она имеет к правовому воспитанию военнослужащих?

Дело в том, что внутренний мир каждого субъекта права имеет собственную историю развития и потому никогда не может быть тождественен другому подобному миру. Его называют духовным миром даже по отношению к человеку, представляющемуся бездуховным. Поэтому состояние правовой воспитанности, достигнутое любым субъектом, - только момент этого процесса, а деятельность по правовому воспитанию – необходимая, важнейшая сторона этого процесса.

Как справедливо указывала Е.В. Татаринцева, «…организованная деятельность по правовому воспитанию должна быть такой, чтобы нейтрализовать, вытеснить, победить все темное и консервативное. Для этого негативные явления, уже существующие и вновь возникающие во всем грандиозном процессе воспитания, нужно знать, в том числе и те, которые вплетаются в целенаправленную правовоспитательную деятельность. Значит, их необходимо исследовать во всех проявлениях – именно как воспитательное воздействие со знаком «минус»»[5].

«Темным и консервативным» фактором при осуществлении правового обучения и формирования правовой культуры у военнослужащих является то, что истоки светского образования при этом ими усматриваются не в развитии современного общества – его науки, культуры, необходимости адаптации к нему людей, способных профессионально решать различные проблемы, а в традициях религиозной культуры, причем все это – якобы «установленный научный факт». 

История религии, практика ее организации в обществе показывает, что она всегда внутренне отделена от светского начала. Истинно верующие живут в монастырях, они отделены от реальной жизни: внутренне, отрицая ее ценности, за счет ценностей религиозных; территориально, так как пространство обитания верующих всегда закрыто для «праздно любопытных». Религиозное мировоззрение, в котором обязательны такие установки, как приоритет веры и чуда над фактами или доказательствами, приоритет трансцендентного над «земным» – не может принять научную картину мира, в которой бытие Бога ставится под сомнение, несмотря на существование самых разных тайн мироздания. Истинно верующий человек сомневается в светских ценностях бытия и их приемлемости для своей собственной жизни.  Современный российский (и не только российский) социум продуцирует специфическую религиозную картину мира потому, что здесь объективная логика вещей сплошь и рядом подменяется субъективными представлениями о должном и необходимом. Возникает мир видимости, который все более активно замещает мир действительного. Люди утрачивают почву под ногами, поэтому актуализируется вера в высшую справедливость, которая может быть гарантирована высшим существом.

Мы, правоведы, должны всегда помнить, что «объективную логику истории подчинить субъективистскому произволу нельзя, что современное и прогрессивное научное мировоззрение российских воинов специфически обобщает критерии оценки любой конкретной деятельности, указывая необходимость соотносить ее цели и содержание с объективными законами развития природы и общества. Деятельность, сознательно направленная против требований этих законов, реакционна и в конечном счете бессмысленна. Деятельность, сознательно направленная на реализацию требований этих законов, прогрессивна, и в итоге только она имеет смысл»[6].

Таким образом, если целью образования является формирование личности, адекватной требованиям общественного бытия и развития, то ее достижениям необходима не только разработка программ специализированного предметного обучения, ориентированных на современность, но и выявление тех механизмов социокультурного образования и воспитания, которые позволят преодолеть современный индивидуализм военнослужащих, сформировать социально ответственную позицию у сегодняшних призывников. Для развития современного российского общества система образования и правового воспитания должна моделировать и осваивать саму субъектно-объектную связь, которая всегда лежит в основе функционирования любого общества.

А так как присвоение и изменение объективированной среды субъектами всегда происходит через деятельность и общение, то система образования, правового обучения и формирования правовой культуры у военнослужащих должна найти способы личностной «интериоризации» самой этой социальной связи - научить военнослужащего социально востребованному опыту существования в реальном мире, - такому, в котором человек осознает свою личность - в контексте освоения им социальности и культуры.

Лишь на такой основе правовое воспитание военнослужащих может быть средством направленного осуществления социализации личности, поколений, социальных субъектов.

Высказанные здесь идеи – лишь общая схема проектирования светского правового воспитания и формирования правовой культуры в военной организации государства как средство усиления его связи с обществом. Но актуальность и востребованность дальнейших исследований в этом направлении является вполне очевидными.

Библиографический список

  1. Овчаров О.А. Правовая работа в России и ее Вооруженных Силах (историко-правовое исследование). [Текст] / — М.: Военный университет, 2006. - с. 363.
  2. Мороз Р.В. О правовом инфантилизме и правовом нигилизме военнослужащих [Текст]: // Право в Вооруженных Силах. 2004. N 4.
  3. В ред. Приказа Министра обороны РФ от 7 декабря 2013 г. N 878.
  4. Корякин В.М. «Введение в теорию военного права (монография)» [Текст] // (Российский военно-правовой сборник № 9: Военное право в XXI веке. Серия «Право в Вооруженных Силах – консультант». «За права военнослужащих», 2007).
  5. Татаринцева Е.В. Правовое воспитание (методология и методика) [Текст] // Метод. Пособие. – М.: Высш. шк., 1990. – 175 с.
  6. Нечаев В.В. Научное мировоззрение воинов как фактор укрепления боевого потенциала Советских Вооруженных Сил[Текст] // М.: ВПА. 1990. – 160 с.

References

  1. Ovcharov A. O. the Legal work in Russia and its Armed Forces (istoriko-legal research). [Text] / — Moscow: Military University, 2006. - p. 363.
  2.  Frost R. V. On the legal infantilism and legal nihilism in enolagay [Text] / / the Right in Armed Forces.
  3. In ed. of decree of the Minister of defence of the Russian Federation of 7 December 2013 N 878.
  4. Koryakin V. M., «Introduction to the theory of military law (monograph)» [Text] // (Russian military legal digest No. 9: Military law in the twenty-first century. The series «law in the Armed forces of the consultant». «For the rights of the military contingent troops», 2007).
  5. Tatarintseva E. V. Legal education (methodology and methods) [Text] // Method. Allowance. – M.: Higher. wk., 1990. – 175 p.
  6. Nechaev V. V. Scientific worldview warriors as a factor strengthening the combat potential of the Soviet Armed Forces [Text] // M.: WPA. 1990. – 160 p.

[1] См., например, монографию Овчарова О.А. Правовая работа в России и ее Вооруженных Силах (историко-правовое исследование). — М.: Военный университет, 2006. - с. 363.

[2] См.: Мороз Р.В. О правовом инфантилизме и правовом нигилизме военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2004. N 4.

[3] В ред. Приказа Министра обороны РФ от 7 декабря 2013 г. N 878.

[4] «Введение в теорию военного права (монография)» (В.М. Корякин) (Российский военно-правовой сборник № 9: Военное право в XXI веке. Серия «Право в Вооруженных Силах – консультант». «За права военнослужащих», 2007).

[5] Татаринцева Е.В., Правовое воспитание (методология и методика): Метод. Пособие. – М.: Высш. шк., 1990. – 175 с.

[6] См. подробнее: В.В. Нечаев, Научное мировоззрение воинов как фактор укрепления боевого потенциала Советских Вооруженных Сил. М.: ВПА. 1990. – 160 с.

 

Иванеев С.В.

кандидат юридических наук,

доцент кафедры Конституционного и международного права Университета «СИНЕРГИЯ» (г. Москва),

президент некоммерческой организации  «Ассоциация граждан XXI века за развитие светскости и гуманизма»

                     sivaneev@yandex.ru

 

http://www.voennoepravo.ru  размещено (опубликовано) 1-ый в 2017 году выпуск электронного научного издания (ЭНИ) ВОЕННОЕ ПРАВО

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека RUSSIAN SETI – Поиск Внеземного Разума
Back to top